• Пост в Google+

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ВХОД В ПЕЩЕРУ. ДЕНЬ.

Февральская стужа. Заснеженное пространство простирается на многие километры. Вдали темнеют очертания уродливых построек, над которыми столбами поднимаются дымы. Идет крупный снег, иногда налетают порывы ветра, переходящие в метель. С верхней части проема пещеры до самой земли свисают огромные ледяные сосульки. Сквозь них просматривается силуэт человека, сидящего спиной. Это женщина. Перед ней старинное трюмо. Она смотрит в него и оттирает ото льда застывшее стекло. Сантиметр, за сантиметром зеркало очищается, но отражения женщины нет.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Я — смерть. Испугались, да? Правильно, все меня боятся, но представьте, если бы меня не было? Представить невозможно. Сплошная безрассудица. Поэтому, есть я — важный член Высшего Суда. Важный, но не главный. Главных двое. Первый — это ГОТТАРД. Он возглавляет Высший Суд. Все представляют его по-разному, но он один.
Второй — ФЕБРЮС. Люди всегда изображают его страшным. Догадались? Увы, но он мой шеф, и я связана с ним по работе. Что делать, так всё устроено. Механизм управления жизнью отлажен и сбоев не даёт. Каждый выполняет свои функции.
Я получаю распоряжение и забираю жизнь. Я могу быть сразу в сотнях тысяч мест вернее сказать, не я, а мой импульс. Это когда всё обыденно: старость, войны, болезни, но, бывает, когда мне приходится самой лично присутствовать на месте. Это когда ГОТТАРД и ФЕБРЮС имеют разные мнения по персоне. Это мой персональный вызов, и тогда выбор делаю я.
Я — смерть! И меня тоже рисуют. Это — страшный скелет с длинной нелепой косой. Поверьте — это не так! Я – женщина, и у меня есть имя — МАРА.

Женщина резко поворачивается лицом к нам и сверху пещеры с грохотом падают ледяные глыбы.

ИНТ. СПАЛЬНЯ В ЗАМКЕ. НОЧЬ.

На большой кровати, под балдахином, утопая в подушках, лежит пожилой мужчина. Он без сознания. Его изможденное лицо неподвижно. Окна спальни зашторены плотными занавесями. На тяжелой, массивной мебели повсеместно горят свечи. Несколько человек стоят у входа, тихо перешептываясь друг с другом. Высокий, худой священник читает молитвенник. Вдруг, в дальнем углу спальни тухнут сразу все четыре свечи на подсвечнике. Люди замечают это, и все, как один, замолкают. Они настороженно смотрят в темноту. Священник крестится. Они видят, как огоньки свечей другого подсвечника, стоящего ближе к кровати, мечутся из стороны в сторону и тоже тухнут. Следом за ними прекращают гореть и дымят сразу две больших свечи на камине. Люди, наблюдая присутствие постороннего, со страхом отступают к двери, как завороженные глядя в угол спальни. Лежащий на кровати мужчина открывает глаза и тяжело дыша, пытается приподняться. Он обводит немигающими глазами спальню и беззвучно шевелит губами. Из-за камина появляется женщина в длинном балахоне, но люди не видят ее. Она, медленно ступая, идет к кровати. Затем она присаживается рядом с больным и отбрасывает капюшон, открывая свои длинные, густые волосы. Она протягивает руку и ладонью закрывает рот больному. Мужчина, несколько раз дернувшись, сползает с подушек и затихает. Женщина, проверив отсутствие пульса, встает, и, заметив на столике красивый гребень из слоновой кости, берет его и отходит к окну. Она с восхищением рассматривает этот гребень, изредка бросая взгляды на священника, листающего молитвенник. Внезапно она вздрагивает, услышав новый персональный вызов, и, положив гребень в карман, исчезает.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ДОМ ГОТТАРДА. ВЕЧЕР.

Просторный кабинет с высоким потолком. Простая мебель и совсем немного вещей. Большой камин и пара кресел рядом.

Пожилой мужчина ходит по комнате, о чем — то размышляя. Он останавливается, садится за стол и что-то пишет в толстой тетради. На столе лежат книги. Это священные писания разных религий. Он берет одну из книг, листает и снова пишет в тетрадь. Раздается бой часов. Мужчина подходит к телевизору и включает его. Он находит канал новостей и смотрит, что происходит в мире. На экране репортаж о теракте сменяется интервью с педофилом, а кадры расстрела людей следуют за сводками с районов боевых действий. Мужчина выключает телевизор, нажимает кнопку на столе. В комнату заходит НЕКТО, одетый в длинный балахон с глухим капюшоном.

НЕКТО
Я здесь, Готтард!

ГОТТАРД
Мне нужен Фебрюс, немедленно!

НЕКТО
Слушаюсь!

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ДРОМОС. ВЕЧЕР.

Некто идет по длинному коридору, вырезанному в скале . На стенах кое – где горят факелы. На поворотах, в темных углах происходит шевеление и слышится шепот. Под потолком, то и дело проплывают белые тени. Периодически слышны громкие крики. Кто-то с визгом царапает железную дверь. Вскоре возникает светлое пятно впереди, и Некто выходит из коридора и останавливается перед огромными воротами, похожего на склеп, замка.

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ЗАМОК ФЕБРЮСА. ВЕЧЕР.

НЕКТО находит кнопку на стене и несколько раз нажимает ее. Сразу, со всех сторон на него разворачиваются несколько видеокамер, и через несколько секунд прямо из стены открывается небольшая дверь. НЕКТО заходит в нее.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ЗАМОК ФЕБРЮСА. ВЕЧЕР.

Некто стоит на пороге огромной спальни и осматривает ее.
Шикарный будуар, отделанный кожей и дорогими тканями, поражает богатством и роскошью. На дубовом столе стоят в огромном количестве напитки в бутылках и множество закусок. В глубине — огромная кровать с балдахином и кисеей. Сквозь нее просматриваются двигающиеся силуэты людей. НЕКТО делает несколько шагов к кровати.

НЕКТО
Фебрюс!

Он прислушивается, но ответа нет. Едва слышны неясные звуки. Некто делает еще шаг, затем стучит по столу. Звуки за кисеей замолкают. Некто всматривается сквозь нее, но в этот момент на его плечо сверху опускается чья-то рука. Он резко поворачивается и тут же кланяется. Перед ним стоит темноволосый мужчина, средних лет, в длинном халате на голое тело. Это Фебрюс.

ФЕБРЮС
Что тебе?

НЕКТО
Готтард вызывает.

ФЕБРЮС
Зачем?

НЕКТО
Не знаю.

ФЕБРЮС
А кто знает? У нас, между прочим, Высший Суд, а не синод или меджлис, я имею те же права, что и Готтард!

Некто опускает голову и теребит свой капюшон. Фебрюс берет со стола недопитый бокал красного вина и залпом выпивает его.

ФЕБРЮС
Ладно, буду! Только не спеши докладывать, я свои дела еще не закончил.

Фебрюс смотрит на кровать.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ДОМ ГОТТАРДА. ВЕЧЕР.

Фебрюс в кабинете Готтарда. Готтард выключает телевизор и проходит к креслам, садится напротив Фебрюса.

ФЕБРЮС
Поздно хватился, Готтард! Когда ты был на земле последний раз?

ГОТТАРД
Что ты хочешь этим сказать?

ФЕБРЮС
Ничего! Ты спустись, как-нибудь, посмотри, сам все увидишь.

ГОТТАРД
Твое всеобъемлющее влияние? Это не секрет, Фебрюс, ты еще скажи, что, вообще, не причем.

ФЕБРЮС
Брось, Готтард! Люди давно превысили все допустимые нормы греха, мне на земле уже и делать нечего.

Фебрюс откидывается назад и громко смеется. Готтард кладет тетрадь перед Фебрюс.

ГОТТАРД
Вот, возьми, ознакомься!

ФЕБРЮС
Что это?

ГОТТАРД
Проект нового жизнеустройства. Я представлю его на утверждение Высшего Суда.

ФЕБРЮС
И что в нем нового?

Фебрюс, встает, берет тетрадь, и, листая, ходит по комнате. Готтард внимательно следит за его лицом.

ГОТТАРД
Твоя половина будет выведена с земли и сосредоточится здесь, в специально отведенных зонах.

ФЕБРЮС
Ты хочешь ограничить мои полномочия?

ГОТТАРД
Ты же сказал, «на земле делать нечего»?

ФЕБРЮС
Ну и что! Это передел Высшего Порядка!

ГОТТАРД
Это желание сохранить цивилизацию.

ФЕБРЮС
Эту цивилизацию давно пора под нож! Людям нужна хорошая порка, эпидемия или война, а лучше всего — апокалипсис!

ГОТТАРД
Круто берешь, ФЕБРЮС!

ФЕБРЮС
Зато эффективно!

ГОТТАРД
Торопливость – не лучшее дело, может, их еще можно спасти!

ФЕБРЮС
От кого? От самих себя, что ли? И как ты это представляешь?

ГОТТАРД
Думаю, нужно сначала послать кого-нибудь, со стороны. Пусть посмотрит свежим глазом, насколько там все запущено, тогда и решим!

ФЕБРЮС
Своих хочешь послать?

ГОТТАРД
Почему, давай из твоих.

Фебрюс останавливается, поворачивается к Готтарду, улыбаясь во все лицо.

ФЕБРЮС
Мару! Как тебе это?

ГОТТАРД
Мару, смерть?

Готтард встает с кресла, идет к камину, набирает из ящика несколько желтых камешков и бросает их в огонь. Затухающий огонь сразу вспыхивает.

ГОТТАРД
Мару, так Мару! Отправляй!

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ПРУД. УТРО.

В длинном платье, босая, Мара сидит у маленького пруда. Она расчесывает свои длинные волосы и смотрит, как стайка уток ловит рыбешку, плавая между кувшинок. Только одна пара, селезень и уточка, отдельно от всех, что-то крякают друг другу, и бок обок спешат в камыши. Внезапно пруд исчезает и вместо него появляется Фебрюс на фоне черных уродливых построек с глухими заборами и столбами дыма, уходящими за горизонт.

ФЕБРЮС
Что за отдых в рабочее время? Вызовы закончились?

Мара встает, не спеша закалывает волосы и с достоинством приветствует его, слегка ему кланяясь.

МАРА
Спокойный день, шеф, нет ни одного.

Фебрюс подходит к Маре, любуясь ее роскошными волосами, заколотыми красивым костяным гребнем. Он проводит пальцами по ее волосам и быстро вытаскивает гребень. Волосы Мары падают на плечи.

ФЕБРЮС
Опять стянула у какой-нибудь больной спидом девицы? Я же наказывал тебя за это. Зачем таскаешь вещи оттуда?

МАРА
Тебе то что, благодетель?

ФЕБРЮС
Может, не все равно…

Фебрюс вплотную приближается к Маре, пытается привлечь ее к себе, но Мара отстраняется от него и выхватывает у него из рук гребень.

ФЕБРЮС
Ух, ты, какая! Жаль, что тебя не видно, мне
бы позавидовали!

ФЕБРЮС громко смеется. МАРА отступает на шаг, опускает голову и направляет поток энергии на ФЕБРЮСА.

МАРА
Никогда, никогда больше не трогай меня!

Фебрюс, едва увернувшись, блокирует пространство вокруг Мары.

ФЕБРЮС
Ладно, не злись! Сама знаешь, какая бывает зараза у людей, а вдруг, мы опять с тобой…

ФЕБРЮС громко смеется.

МАРА
Что тебе надо от меня?

ФЕБРЮС
Молчи и слушай! Есть возможность подвинуть старика Готтарда. Спустишься вниз, на землю, осмотришься, походишь, побродишь, потом выступишь на Суде.

МАРА
О чем?

ФЕБРЮС
Я скажу, что и как говорить.

МАРА
Зачем?

ФЕБРЮС
Чтобы в аду не пришлось дрова грешникам
подносить.

МАРА
Когда?

В это время звучит сигнал персонального вызова.

ФЕБРЮС
Давай, сейчас! По пути и на персональный вызов забежишь.

ИНТ. СПАЛЬНЯ. ВЕЧЕР.

МАРА ходит по огромной спальне, обставленной в модном стиле.
Она останавливается у картин и натюрмортов и с интересом разглядывает их. Затем она подходит к окну, смотрит на улицу.

НАТ. ГОРОД. УЛИЦА. ВЕЧЕР.

Летний вечер большого города. Потоки автомобилей стоят в огромной пробке, огни реклам переливаются всеми цветами радуги, открыты настежь двери магазинов и кафе. Толпы людей двигаются по тротуарам, спеша, перемешиваясь и растворяясь в вечерней прохладе.

ИНТ. СПАЛЬНЯ. ВЕЧЕР.

Мара подходит к широкой деревянной кровати. На ней неподвижно лежит молодая брюнетка. На прикроватном столике рассыпаны несколько капсул какого-то лекарства, и рядом блестит разорванная упаковка. Мара присаживается на край кровати и рассматривает лицо девушки. Затем она отбрасывает ее челку и разглядывает ее лоб, после, откидывает одеяло и любуется ее телом. Мара прикладывает руку к ее губам, затем проверяет пульс. Девушка лежит без движения. Раздается бой настенных часов. Мара встает с кровати, подходит к часам, останавливает маятник и идет обратно к девушке, опустив голову вниз. Перед кроватью Мара смотрит на брошенное платье на полу. Мара поднимает его с пола, расправляет и с интересом рассматривает его. Вдруг, из кармана платья на пол падает бумажка. Мара поднимает ее и разворачивает. Это билет на круизный теплоход.

МАРА
ЖОЗЕФИНА, почему?

Мара откладывает билет, берет платье, подходит к большому, в рост, зеркалу, прикладывает платье к себе и смотрит в него. Зеркало отражает только платье. Мара возвращается к кровати.

МАРА
Жозефина, ты — не против?

Она кладет платье на кровать, идет к окну, внимательно осматривает улицу, опускает шторы, затем подходит к дверям и закрывает их. Остановившись у кровати, Мара поднимает девушку, и, удерживая ее впереди себя, идет с ней к зеркалу.

МАРА
Жозефина, давай!

Мара входит в тело девушки, и стоя перед зеркалом, осматривает себя в новом обличии, поднимая вверх, то руки, то ноги. Она идет к столику, надевает платье, кладет билет в карман, затем снова возвращается к зеркалу. Мара любуется своим изображением.

МАРА
Жозефина, вперед!

НАТ. МОРСКОЙ ПОРТ. ДЕНЬ.

Огромный круизный лайнер стоит на причале. Заканчивается его загрузка и посадка пассажиров. Провожающие, работники порта, матросы, толпятся возле трапа на теплоход. Мара нерешительно входит на трап, разглядывая все вокруг. Перед ней матрос, проверяющий билеты.

МАТРОС
Ваш билет, мадмуазель!

Мара протягивает матросу билет ЖОЗЕФИНЫ. Он мельком осматривает билет и с восхищением разглядывает Мара.

МАТРОС
Ваши вещи, мадмуазель!

МАРА
У меня нет вещей…

МАТРОС
(улыбаясь)
Проходите, мадмуазель! Пятая палуба, каюта номер 24.

Матрос возвращает Маре билет и делает под козырек. Мара прячет билет в карман и идет на корабль.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. КАБИНЕТ ГОТТАРДА. ДЕНЬ.

На стол падают несколько черно–белых фотографий. На них -красивая черноволосая девушка в коротком платье под разными ракурсами и в разных местах. Некто раскладывает их на столе.
Готтард берет одно фото и рассматривает его вблизи.

ГОТТАРД
Это что, Мара?

НЕКТО
Да, она!

ГОТТАРД
Никогда бы не подумал! Зови Фебрюса, пусть
знает!

К ним сзади подходит Фебрюс.

ФЕБРЮС
Фебрюс уже знает.

Фебрюс кладет на стол планшетник и листает его пальцем. На нем яркие изображения Жозефины.

ФЕБРЮС
Готтард, ты в каком веке находишься? Купи себе технику.

ГОТТАРД
У меня денег нет.

ФЕБРЮС
Хочешь, одолжу?

ГОТТАРД
Обойдусь. Что с Марой, отзывать будешь? Такое придумать!

ФЕБРЮС
Давай, оставим! Пусть резвится: лето, море, круизный лайнер, это то, что нужно, и сама, как на ладони.

ГОТТАРД
Лишь бы толк был…

ФЕБРЮС
Я читал твой проект, Готтард, Красиво написано, но не реально, поверь, работать не будет.

ГОТТАРД
Объясни!

ФЕБРЮС
В нем нет места злу! А действие, без противодействия, не бывает! Это же базовый принцип! Все всегда имеет антипод. Север – Юг, плюс — минус, темнота и свет…

ГОТТАРД
Ты хочешь сказать, зло необходимо?

ФЕБРЮС
Конечно! Зло — это противовес! Без него добра не бывает! Получается, как бы, смена парадигмы, и оно становится составной частью добра.

ГОТТАРД
Что за бред! Зло всегда абсолютно, оно не меняется! Ты лучше скажи, кто работать за МАРУ будет, пока она в командировке? Как люди будут отходить?

ФЕБРЮС
Ты и впрямь, Готтард, отстал от жизни. Мара давно уже сама не работает, только, если поступит персональный вызов. Я поставил на поток систему штрих кодов.

ГОТТАРД
Это как?

ФЕБРЮС
Просто! Кандидаты в покойнички получают метки на лоб, их видят импульсы Мара, а дальше – веллкам, прямо к нам!

ИНТ. КАЮТА ТЕПЛОХОДА. ДЕНЬ.

Мара ходит по шикарной каюте, внимательно изучая обстановку.
Она долго стоит у картин, рассматривает их, трогает вазы и бокалы, гладит пушистые полотенца.

МАРА
(про себя)
Как много нужно человеку! Люди всю свою жизнь стараются увеличить количество вещей, неустанно накапливая их. Для многих это становится панацеей. Они тратят силы, здоровье, а главное, отпущенное им свыше время, и никто, никогда не задумывается, что в безудержной погоне за благами, в любой момент, я могу их остановить.

Мара берет лощеный буклет со стола и рассматривает его. На нем – сегодняшнее меню на обед с фотографиями блюд. Осмотрев его, она кладет его на стол, но затем снова берет и прислушивается к себе. Она чувствует незнакомые ощущения. Ей хочется есть. Положив листок в карман, Мара выходит из каюты.

ИНТ. ТЕПЛОХОД. ВХОД В РЕСТОРАН. ДЕНЬ.

Мара подходит к золоченым дверям ресторана. Она достает меню и протягивает его швейцару. Швейцар, в белых перчатках, берет его, и, осмотрев, возвращает ей обратно, затем открывает дверь и предлагает войти.

ШВЕЙЦАР
Прошу, мадам! Ваш столик второй справа.

ИНТ. ТЕПЛОХОД. ЗАЛ РЕСТОРАНА. ДЕНЬ.

Мара неуверенно идет, осматривая богатое убранство зала, и подойдя к своему столу, останавливается. За столом сидят люди и не торопливо поглощают пищу. Ближний с торца сидит коротко стриженый крупный мужчина средних лет, с квадратной челюстью и мускулистыми руками. Рядом с ним, по левую сторону – пожилой священник. Вся средняя часть стола занята молодой мамочкой с двумя маленькими детьми, мальчиком и девочкой, а в конце — худощавый юноша с длинными волосами.
Увидев Мару, мужчина, прекращает жевать огромный кусок бекона, и, выпучив глаза, смотрит на ее ноги. Священник кивает ей головой, глядя в свою тарелку с овсянкой, мамочка смотрит на платье Мары, а юноша встает и придвигает ей стул. МАРА садится за стол, сразу берет ломтик буженины и ест, затем пьет молоко из стоящего рядом стакана. Она видит, что люди прекращают жевать, и, застыв, с изумлением смотрят на нее. Через секунду, юноша, отложив свой бутерброд, поворачивается к Маре.

ЮНОША
Мадам, нужно подождать Ваш заказ, кстати, меня зовут АНДРЭ.

МАРА перестает жевать, и, вытащив кусок буженины изо рта, неловко роняет его себе за пазуху. Она расстегивает платье, и, оголившись, вытаскивает его, и кладет обратно в тарелку.

МАРА
Спасибо, я… я – Жозефина!

Крупный мужчина, наблюдая за Марой, ест из детской тарелки, священник стыдливо отворачивается, а мамочка подает ей знаки, тряся головой. В это время к их столу подходит официант.

ОФИЦИАНТ
Ваш заказ, мадам?

Мара медлит, не зная, что сказать. Она поворачивается к Андрэ и смотрит в его тарелку.

АНДРЭ
Я ем омлет, Жозефина!

Мара разворачивается к официанту.

МАРА
Принесите омлет!

НАТ. ПАЛУБА ТЕПЛОХОДА. ДЕНЬ.

Мара идет по палубе, разглядывая людей и прислушиваясь к новым ощущениям внутри. Вокруг нее – роскошный отдых состоятельных людей: играет музыка, слышится смех купающихся в огромном бассейне. Официанты носят подносы с коктейлями и
предлагают их отдыхающим в шезлонгах пассажирам. Мара видит Андрэ. Он сидит лицом к морю и рисует карандашом в альбоме. Мара останавливается у бассейна и с интересом наблюдает за ним, любуясь его тонким лицом. Вдруг, струя прохладной воды из бассейна попадает к ней на лицо. Мара оборачивается. Это сосед по столу, крупный мужчина, вынырнув из воды, брызгает в ее сторону.

МУЖЧИНА
Я — СТИВ, американец! Давай сюда! Здесь классно!

Мара отходит от бассейна. Она видит, что они привлекают внимание отдыхающих. Ей становится неприятно.

МАРА
Спасибо, я потом, позже.

СТИВ
Зря! Вечером свободна?

МАРА
(продолжая отходить)
Не знаю…

СТИВ
Значит, свободна, договоримся за ужином!

Стив плюхается об воду, окатив брызгами стоящих у бассейна людей. Мара резко останавливается. Она слышит персональный вызов. Мара идет за оставленные отдыхающими шезлонги, и, двигаясь по палубе, и осмотревшись по сторонам, на ходу выходит из Жозефины. Выйдя, она исчезает. Тело Жозефины продолжает медленно идти по палубе. Оно выходит из-за шезлонгов и направляется к людям. Немигающие глаза Жозефины смотрят поверх голов идущих навстречу людей. Она сталкивается с ними, падает, встает, идет дальше, опрокидывая стулья и столики. Люди оборачиваются, качают головами, показывают на нее пальцами.

ПОЖИЛАЯ ПАРА
Глянь, нажралась коктейлей!

ТОЛСТАЯ БЛОНДИНКА
Наркоманка!

ДВОЕ МУЖЧИН
В нужной кондиции! Давай, за ней, а то перехватят!

ИНТ. МАЛЕНЬКАЯ КОМНАТА. ДЕНЬ.

В полутемной спальне, с занавешенными окнами и низким потолком, возле детской кроватки стоят люди. Один из них – доктор, рядом с ним — мужчина в грязной рабочей одежде, отец ребенка и старый, маленький пастор, с крестом на груди. В углу комнаты, у иконы плачет мать. Доктор вздыхает и отходит от кроватки. В ней лежит больная исхудалая девочка. Она почти не дышит. Мара притаилась в противоположном от иконы углу. Ее не видят.

ДОКТОР
Мы сделали все, что могли!

Женщина падает на пол. Ее поднимают, сажают на стул.

ПАСТОР
Смиритесь, такова воля Божья.

Вдруг падает икона со стены. Отец ребенка, озираясь по сторонам, отходит к порогу комнаты. Доктор следует за ним, пастор крестится. Мара отбрасывает капюшон своей мантии и подходит к кровати. Мара смотрит на рыдающую мать и наклоняется к изголовью кроватки. Она медленно тянет свою руку к голове ребенка, затем, вдруг, останавливается, и, передумав, вдруг, гладит девочку по голове. Девочка начинает шевелиться, открывает глаза и улыбается. В комнате — гробовое молчание. Люди смотрят на ребенка, не веря своим глазам. Мара идет к окну и задевает за микстуры, стоящие на столе. Стеклянные бутылочки падают на пол. Люди застыли от ужаса, а Мара, помахав девочке на прощание рукой, исчезает.

НАТ. ПАЛУБА ТЕПЛОХОДА. ДЕНЬ.

Тело ЖОЗЕФИНЫ идет по палубе к корме теплохода. За ней, оглядываясь по сторонам, следуют двое мужчин в шортах. Мара, притаившись, за рубкой, хватает тело Жозефины за руку, и, притянув к себе, быстро влезает в него, затем, она выходит из-за рубки и идет навстречу мужчинам. Они останавливаются и в недоумении смотрят на Мару. Она улыбается им и уверенно проходит мимо них.

ИНТ. ТЕПЛОХОД. БАР. ВЕЧЕР.

Мара сидит за маленьким столиком в уютном баре. Вокруг нее всего несколько посетителей. Не громко играет музыка, завораживающе мигают огоньки. Мара чувствует прикосновение и видит маленького котенка под столиком. Она берет его на руки и начинает гладить. Ей становится тепло и приятно. Внезапно, за столик Мары, напротив нее, плюхается Стив. Он изрядно выпивши.

СТИВ
Привет, красотка! Почему сбежала с ужина?

СТИВ, щелкнув бармену пальцами, тянется к Маре, но она откланяется от него. Котенок, испугавшись, прыгает с рук Мары под столик. Посетители бара с тревогой наблюдают за ними, одна пара, почуяв не ладное, встает и уходит. Бармен, прекратив взбивать коктейль, поворачивается к Стиву.

БАРМЭН
Сэр, коктейль?

СТИВ
Виски! С собой!

Стив бросает несколько долларов на стойку. Мара, чувствуя агрессию, исходящую от американца, поднимается со стула, но Стив тоже встает и хватает ее за руку.

СТИВ
Куда? Хватит ломаться! Сколько ты стоишь?

Мара пытается вырваться, но Стив крепко держит ее. Она оборачивается к бармену, но тот прячет взгляд, берет кофейник и наливает кофе в чашку. Посетители быстро покидают заведение.

СТИВ
Бармен! Виски!

Стив выволакивает Мару из-за стола и наступает на лапу котенка. Животное визжит от боли.

СТИВ
Ах ты, тварь, на!

Стив футболит котенка так, что он взлетает выше столиков, и, ударившись о стену, падает замертво. Мара чувствует быстро приближающийся гнев. Она впрыскивает немного энергии в тело ЖОЗЕФИНЫ, и, освободив руки, хватает Стива, и, приподняв его над головой, выбрасывает из бара вместе с массивной деревянной дверью. Мара подбирает бездыханного котенка на руки и возвращается за свой столик. Гладя мертвого котенка, она поворачивается к бармену.

МАРА
Принесите кофе, пожалуйста.

Она смотрит, как бармен, в изумлении, льет кофе мимо чашки.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ЗАЛ ВЫСШЕГО СУДА. ДЕНЬ.

Готтард и Некто идут по огромному залу. Его своды, поддерживаемые мощными колоннами, теряются в вышине, по сторонам расположены большие окна, меняющие освещение от звука шагов. Готтард и Некто останавливаются у длинного стола, в обоих торцах которого, друг против друга, высятся два трона. Вдоль длинных сторон стола стоят массивные стулья. Каждое место имеет персональную принадлежность и обозначено статуей самого хозяина, члена Высшего Суда. В основном, это силуэты, похожие на человеческие, но есть и причудливые, и даже страшные создания. Готтард останавливается у своего трона.

ГОТТАРД
И кто же?

Некто оглядывается по сторонам и идет вдоль стола, касаясь рукой некоторых статуэток.

ГОТТАРД
Когда он успел их обработать? Впрочем, какая теперь разница!

Они оба оборачиваются на звук шагов под сводами зала. Меркнет свет. К ним подходит Фебрюс. Некто смотрит на Готтарда, кланяется и скрывается за колоннами. Фебрюс провожает его взглядом.

ФЕБРЮС
Опять замышляете? Что на этот раз?

ГОТТАРД
Как там Мара, Фебрюс?

ФЕБРЮС
Никак!

ГОТТАРД
Что, совсем ничего?

ФЕБРЮС
Сплошная скука. Давай, кино оживим!

ГОТТАРД
Не надо, пусть осваивается.

ФЕБРЮС
Потрясения – это самый короткий путь к истине, поверь моему опыту!

ГОТТАРД
Верю, в этом ты спец, но истину лучше искать в тишине и покое.

ФЕБРЮС
Ты не прав, Готтард! Посмотри, как все меняется: вещи, люди, мысли, даже мы!

ГОТТАРД
Меняются наши привычки. Наша суть не меняется, она остается. Твоя тоже!

Фебрюс усаживается на свой трон и смотрит на трон Готтарда.

ФЕБРЮС
Тебе не кажется, что твой — выше?

ГОТТАРД
Нет, Фебрюс, ты просто чаще смотришь на мой!

Фебрюс слазит со своего трона и идет из зала, оглядываясь на свой трон.

ФЕБРЮС
Точно, выше, как пить дать!

НАТ. ПАЛУБА ТЕПЛОХОДА. ВЕЧЕР.

Пары всех возрастов, прохаживаются по палубе, любуясь закатом. Опершись на поручни, Андрэ смотрит в морскую даль. Мара, сидя в шезлонге, наблюдает за ним, прислушиваясь к новым ощущениям. Понаблюдав немного, она подходит к Андрэ.

МАРА
Вы что-то увидели?

АНДРЭ
Да. Красоту и громаду моря.

МАРА
И где они?

Андрэ с улыбкой смотрит на нее, затем смеется.

АНДРЭ
Вы любите смешить людей?

МАРА
Вряд ли… со мной люди не смеются.

АНДРЭ
Тогда, в ресторане…

Мара берет его за руку. Андрэ замолкает.

МАРА
Вы – художник?

Андрэ краснеет и пытается освободить свою ладонь, но Мара не выпускает его. Она делает шаг, вплотную приблизившись к нему. Мара чувствует, как теплые волны поднимаются откуда-то снизу и переполняют ее грудь.

АНДРЭ
Я учусь в студии. Я выиграл конкурс молодых художников и получил приз – билет на этот теплоход.

МАРА
У меня в каюте много картин, Вы расскажите мне о них?

Мара тянет его за руку, увлекая за собой, и Андрэ податливо следует за ней, оглядываясь по сторонам.

ИНТ. ТЕПЛОХОД. КАЮТА МАРЫ. ВЕЧЕР.

Андрэ и Мара стоят в ее каюте, рассматривая картины в красивых рамках.

АНДРЭ
Это же репродукции! Вы опять меня разыгрываете?

Андрэ поворачивается к Маре.

МАРА
(про себя)
Что дальше, Жозефина?

Мара чувствует легкое подталкивание изнутри. Она берет Андрэ за руку и ведет его к кровати.

МАРА
Сюда!

АНДРЭ
Я еще… у меня еще не было женщины!

Мара проводит рукой по его волосам и вдруг видит у него на лбу свою метку. Она толкает Андрэ на кровать, а сама бросается в туалетную комнату. Закрыв дверь, она покидает Жозефину и выпрыгивает в пространство.

НАТ. ВЫСОКОЕ ПРОСТРАНСТВО. ВЕЧЕР.

Темно-синяя бесконечность. Где то вдалеке проскакивают оранжевые всполохи рабочих сигналов. Сверху, местами опускается марево посторонних шумов. Тихо вибрирует нижний уровень. Мара стоит на нем, прислушиваясь к нарастающему гулу приближающихся импульсов, затем поворачивается на звук и видит мерцание целой вереницы сигналов.

ИНТ. ТЕПЛОХОД. КАЮТА МАРЫ. ВЕЧЕР.

Мара возвращается в Жозефину. Она хватает Андрэ, и, вытащив его из каюты, тянет за собой на верхнюю палубу. Проходящие мимо и идущие навстречу им пассажиры и матросы смеются и шутят им в след, а Мара видит свои метки на каждом из них.

НАТ. ВЕРХНЯЯ ПАЛУБА ТЕПЛОХОДА. НОЧЬ.

Мара и Андрэ стоят у борта и тяжело дышат.

АНДРЭ
Что… что происходит? Ты с ума сошла!

Мара берет Андрэ за плечи и разворачивает его к противоположному борту.

МАРА
Смотри!

Огромная двадцатиметровая волна–убийца нависает над левым бортом теплохода. Темнота закрывает горизонт.

НАТ. МОРЕ. НОЧЬ.

Грохот, треск, скрежет железа. Крики людей, брызги, свет фонарей из-под воды. Лежа на правом борту, теплоход идет ко дну. Сотни людей барахтаются в воде среди обломков. МАРА с трудом держится на воде, оглядываясь по сторонам. Она видит не далеко от себя пробковый матрас и, подплыв, ложится на него поперек. Она наблюдает страшное зрелище: люди изо всех сил пытаются спастись, и между ними, в воде, вспыхивают яростные схватки за каждый плавающий обломок. Мара видит, как двое молодых мужчин в шортах сбрасывают с деревянной крышки люка пожилую женщину, и она тихо идет ко дну, но тут же, за крышку хватаются еще две женщины и мужчины пытаются тоже их сбросить. Мара слышит крик, и, обернувшись, наблюдает, как грузный мужчина сдергивает с плачущей девочки спасательный жилет, но получает удар ножом от подплывшего матроса в тельняшке. Вдруг, чья-то рука хватается за ее пробковый матрас.

ГОЛОС
Мадмуазель, это я, ОТЕЦ БОВЭ, Вы — не против?

Мара оборачивается на голос и видит священника, своего соседа по столу.

МАРА
(после паузы)
Держитесь, святой отец…

В этот момент становится значительно светлее: луна выходит из облаков. Раздается громкий протяжный стон. Мара и отец Бовэ оборачиваются и видят ужасающую картину: молодая Мамочка, сжимая в обеих руках по ребенку, зацепилась зубами за веревку спасательного круга и из последних сил держится на воде. Она не может влезть в круг, дети мешают ей, и чтобы сделать это, ей необходимо освободить хотя бы одну руку, а значит, бросить одного ребенка. Волны не дают ей дышать, в ее глазах такая боль и отчаяние, что отец Бовэ, отцепившись от матраса, пытается плыть к ней, но волна отбрасывает его обратно, и он едва успевает снова схватиться за матрас. Мара, вдруг, чувствует сильный толчок изнутри.

МАРА
(вслух)
Жозефина?

Мара бросается в воду. Она видит, как Мамочка отпускает мальчика, и, крича, хватается за круг. Ребенок инстинктивно машет ручонками, секунду удерживаясь на поверхности. Мара изо всех сил плывет к нему, но мальчика захлестывает следующая волна, и он погружается в пучину. Мара, видя, что не успевает, вытягивает руку на три метра и хватает ребенка за рубашку. Отец Бовэ с изумлением смотрит на нее.

ОТЕЦ БОВЭ
О, Господи, что это?

Мара подплывает к Мамочке, помогает ей пролезть в круг, и, прижав мальчика к груди, буксирует спасательный круг к матрасу.

ОТЕЦ БОВЭ
Я сейчас!

Отец Бовэ на матрасе гребет к ним навстречу. Он перехватывает веревку у Мары, привязывает к ней круг, втаскивает мальчика, затем забирает девочку и опасливо протягивает МАРЕ руку.

ОТЕЦ БОВЭ
Держитесь!

Мара хватается за край матраса и смотрит по сторонам.

НАТ. МОРЕ. НОЧЬ.

Луна освещает место катастрофы, как огромный фонарь. Людей заметно поубавилось. Кое–где еще слышны крики о помощи. Мара замечает движение среди обломков. Огромный треугольный плавник скользит в их сторону, чуть дальше видны еще несколько. Мара опускает голову и смотрит на свои ноги, белеющие в воде. Рядом, в круге, без сознания, висит в воде мамочка, отец Бовэ держит детей, лежа на матрасе. Он тоже замечает акул, и, запрокинув голову к небу, молится.

ОТЕЦ БОВЭ
Спаси Господи! Спаси нас грешных!

Одна акула проплывает совсем рядом с ними, скосив на них огромный черный глаз, а затем, отплыв на несколько метров, разворачивается и готовится к атаке. Мара поднимает голову вверх, сосредотачивается и подает сигнал. Спустя мгновение, зажимает нос рукой от зловонного запаха. Рядом с ними появляется большое мерзкое существо. Это – ЭКЗЕКУТОР.

ЭКЗЕКУТОР
Что, Мара, забавляешься?

Акула набирает скорость и быстро приближается.

МАРА
Убери акул, Экзекутор!

ЭКЗЕКУТОР
С чего бы это? На них нет моих меток!

Акула подплывает совсем близко.

МАРА
Я приказываю!

ЭКЗЕКУТОР
Это нарушение Высшего Порядка!

Акула выгибает спину и подныривает под них.

ЭКЗЕКУТОР
За такие дела можно не только места лишиться, но и загреметь куда подальше.

Мара опускает голову и давит ЭКЗЕКУТОРА взглядом.

МАРА
Действуй, ублюдок!

ЭКЗЕКУТОР
Щааас!

Акула появляется снизу, и, закрыв глаза, открывает огромную пасть, собираясь схватить Мару, но вдруг так и застывает, а затем, несколько раз дернувшись, переворачивается на спину и проваливается в глубину.

ЭКЗЕКУТОР
Все! Готово! Успокойся!

МАРА
(не отрывая взгляда)
Других тоже!

Экзекутор машет своими уродливыми конечностями и издает скрипящие звуки. Акулы резко разворачиваются и исчезают.

ЭКЗЕКУТОР
Зачем этот цирк, Мара? Могла бы сама все устроить.

МАРА
Свободен!

ЭКЗЕКУТОР
Как скажешь, не буду вам мешать!

Он машет Маре скользким щупальцем и исчезает в темной воде.
ОТЕЦ БОВЭ, закончив молитву, осматривается, и, видя, что опасность миновала, крестится.

ОТЕЦ БОВЭ
Слава тебе, Господи, ты услышал нас! Андрэ, там!

Он вытягивает руку вдаль. Мара всматривается и видит, как волны уносят Андрэ в спасательном круге в темноту. Она отпускает руку, и, бросив матрас, плывет к нему. Мара чувствует толчки внутри. Они усиливаются.

МАРА
(про себя)
Я слышу, слышу тебя, Жозефина!

Мара подплывает к Андрэ и толкает круг, но сил недостаточно, и волны относят их все дальше от матраса. Андрэ едва дышит и еле шевелит руками, стараясь грести. Отец Бовэ, рискуя уронить в воду детей, бросает им веревку, но она падает слишком близко. После третьей попытки, он без сил падает на матрас, прижимая к себе детей. Когда большая волна чуть не переворачивает круг, Мара останавливает ее и посылает обратно, против волнения, за ней другую, третью. На четвертой волне они с Андрэ доезжают до матраса, и Мара привязывает круг к нему. Андрэ проваливается в сон от усталости, а Мара ложится на воду и смотрит на звезды.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ДОМ ГОТТАРДА. УТРО.

Готтард сидит за своим рабочим столом. Перед ним лежит пухлая исписанная тетрадь. Он внимательно читает ее, затем правит, то вычеркивая строчку, то дописывает новую фразу. Входит Некто.

ГОТТАРД
(не отрываясь)
Фебрюс?

НЕКТО
Да!

ГОТТАРД
Пусть войдет.

Входит Фебрюс. Он в приподнятом настроении. Он подходит к столу, и, глядя на тетрадь, театрально вздыхает.

ФЕБРЮС
Столько времени и все впустую!

ГОТТАРД
Ты опять за свое? Мы же договорились, только
по делу, без демагогий.

ФЕБРЮС
Я по делу!

ФЕБРЮС кладет газету на тетрадь Готтарда. На передовице крупные заголовки: «КАТАСТРОФА В МОРЕ», «КРУШЕНИЕ ЛАЙНЕРА», «ВСЕ ПОГИБЛИ». Он берет ручку со стола и обводит «ВСЕ ПОГИБЛИ»

ФЕБРЮС
Хочешь анекдот: Мара выжила!

Фебрюс заходится смехом.

ГОТТАРД
Брось паясничать, Фебрюс! Чему ты радуешься? Нашкодил исподтишка, как школьник, а думаешь, дело сделал.

Фебрюс забирает газету, кладет ее в карман, затем, не спеша, берет книги с полки и раскладывает их перед Готтардом. Это священные писанья всех земных религий. Готтард наблюдает за его действиями. Фебрюс листает книгу в зеленом переплете, затем кладет ее со всеми.

ФЕБРЮС
Вот эта, зелененькая, мне больше других нравится. В ней разрешается иметь много жен. А тебе, Готтард? Может, эта? А что, класс, шесть рук – одна голова! А вот еще — три в одном, хрен поймешь!

ГОТТАРД
Зато твои книжки, Фебрюс, даже брать страшно, одни драконы, гробы, да черепа, и все, как одна — черненькие.

ФЕБРЮС
Да, мрачноваты, конечно, но я там один! Даже в твоих книжках! Не то, что ты — всюду разный, всех твоих имен не упомнишь, записывать нужно.

Фебрюс громко смеется.

ГОТТАРД
Хватит, давай по существу!

ФЕБРЮС
Ладно!

Фебрюс отходит от стола и садится в кресло. Готтард разворачивается и следит за ним.

ФЕБРЮС
Так вот, ГОТТАРД, другого решения, чем апокалипсис, я не вижу, и я поставлю вопрос на ближайшем заседании.

Готтард встает из-за стола, идет к Фебрюс и садится в кресло напротив.

ГОТТАРД
Неужели все так плохо?

ФЕБРЮС
Не то слово! Куда дальше, если люди топят друг друга в море.

ГОТТАРД
А говорят, Мара людей спасала!

ФЕБРЮС
Причем тут она?

ГОТТАРД
В Маре сидит человек, женщина!

ФЕБРЮС
Это Мара залезла в полудохлую телку и отрывается по полной!

ГОТТАРД
Фебрюс, давай не спешить! Ты сам запустил это кино, так досмотри его до конца!

ФЕБРЮС
Ты думаешь, что-то изменится, и мы увидим благодушие и кротость у людей?

ГОТТАРД
Я знаю, что альфа и омега не лежат на поверхности, они – в глубине, и мы скоро убедимся в этом.

Фебрюс встает с кресла, идет к двери, оборачивается.

ФЕБРЮС
Умеешь убеждать, Готтард! Ну, что ж, кино, так кино, вот и посмотрим!

ГОТТАРД
С Марой тоже не очень…

ФЕБРЮС
У Мары много нарушений. Нельзя пользоваться силой бесконтрольно. Будет наказана.

Фебрюс открывает дверь и выходит.

НАТ. МОРЕ. УТРО.

На тихой воде, едва покачиваясь, плывет маленький плот, сделанный из пробкового матраса, двух спасательных кругов и веревок. На матрасе, обхватив двух маленьких детей, лежит Мамочка. Отец Бовэ, прицепив веревками к матрасу свой круг, то и дело приподнимает голову и смотрит вдаль. В другом спасательном круге находится Андрэ. Он в полузабытьи и что-то шепчет с закрытыми глазами. Мара, обвязавшись толстой веревкой, лежит на воде. Она держится за круг и смотрит, как всходит солнце.

ОТЕЦ БОВЭ
Земля… земля!

Он стучит ладонью по воде. Люди открывают глаза, Мара смотрит правее солнца и видит береговую черту.

НАТ. ПОБЕРЕЖЬЕ. УТРО.

Плот останавливается у пологого песчаного берега. Андрэ Мара, Мамочка выбираются на берег и падают на песок. Отец Бовэ выносит детей и усаживает их рядом. Дети хнычут и просят пить. Мамочка их успокаивает и вопросительно смотрит на мужчин.

ОТЕЦ БОВЭ
( Андрэ)
Нам нужна вода! Надо найти питьевую воду!

Отец Бовэ и Андрэ встают, и, покачиваясь от усталости, уходят.

НАТ. БЕРЕГ МОРЯ. УТРО

Мара осматривает местность. Заброшенное побережье захламлено мусором, ржавыми бочками, остовами сгнивших лодок. Несколько полуразваленных деревянных бунгало стоят в ряд недалеко от берега. Среди них выделяется дощатый бар с наполовину обваленным навесом. Мара смотрит вверх, на солнце, встает, поворачивается к Мамочке.

МАРА
Идем, здесь будет жарко!

Мамочка поднимает детей, но удержать двоих не может. Она опускает девочку на песок, и, вздыхая, смотрит на Мару. Мара медлит, затем неловко, как котенка, за шиворот, берет девочку на руки.

МАРА
Туда, к навесу.

Они делают несколько шагов и останавливаются, видя, как из-за бунгало выезжает большая открытая машина. В ней сидят несколько мужчин с оружием. Это бандиты. Машина подъезжает и, сделав круг, тормозит прямо перед ними. Бандиты быстро высаживаются. К ним подходят двое мужчин с бородами и платками на голове. Остальные расходятся в стороны и осматривают территорию.

ПЕРВЫЙ БАНДИТ
Пуу!

Он тычет впереди себя автоматом и смеется. Второй бандит смотрит на мокрое платье Мары, и его глаза краснеют. Мары ставит девочку на землю, Мамочка – мальчика. Дети начинают плакать. К ним подходят еще два бандита и обступают Мамочку. Она заслоняет собой ребенка.

МАМОЧКА
Месье, месье, немного воды…

Молодой бандит просовывает ствол карабина под лямку платья и отбрасывает ее. Остальные бандиты громко подзадоривают его. Молодой бандит повторяет это со второй лямкой. Мамочка пытается закрыться, но ствол карабина задерживается у ее лба, затем опускается вниз, к ребенку.

МАМОЧКА
Нет, не надо, я сама!

Она дрожащими руками снимает платье, под восторженные крики бандитов. Некоторые из них расстегивают штаны. В это время слышатся крики, и несколько бандитов прикладами пригоняют к ним отца Бовэ и Андрэ. Отца Бовэ сбивают на песок и приставляют автомат к его голове, а Андрэ бьют прикладом, и он падает без чувств. Старший бандит что-то говорит, показывает на часы и идет к машине. Несколько бандитов бросаются к Мамочке, отбрасывают в сторону ребенка и валят ее на песок.

Она громко кричит, но получив несколько ударов по лицу, замолкает. Мара смотрит, как сами сжимаются ее кулаки, как учащается ее дыхание.

МАРА
(Жозефине)
Я вижу! Я все вижу! Я сейчас!

Мара опускает голову и ближний бандит, выпустив дым изо рта, обугливается, а затем рассыпается на кучку золы. Другой бандит, выпучив глаза, раздувается как шар и лопается, разметав кусочки своего тела по сторонам. Мара идет к сгрудившимся над Мамочкой бандитам, и, проходя мимо оторопевшего молодого бандита, вдавливает его в песок по грудь, выпустив его внутренности наружу. Остальные, видя происходящее, бросают оружие и пытаются бежать, но, как хлопушки, взрываются и сгорают заживо.
Старший бандит, стоя у машины, вытаскивает пистолет и целится в Мару. Он нажимает на курок, но пуля вылетает в обратном направлении и попадает ему в плечо. Бандит хочет бросить пистолет, но тот раскаляется докрасна и плавится вместе с рукой. Мара останавливается, концентрирует взгляд, и машина вместе с ним и частью дороги улетает и падает в море. В километре от них загораются кусты саксаула, толчками содрогается земля, поднимаются в воздух тонны песка, и меркнет свет.

НАТ. ПОСЕЛОК. ДЕНЬ.

Люди расположились в тени навеса. Отец Бовэ, подложив под голову Андрэ круг, промывает ему ссадину морской водой. Мамочка хлопочет возле детей. У нее разбито лицо и порвано платье, но она не скрывает своей радости и все время поглядывает на Мару. Она достает из кармана цепочку с золотым сердечком и протягивает Маре.

МАМОЧКА
Возьмите, это подарок!

МАРА
Не стоит! Еще пригодится, Вам или Вашим
детям.

МАМОЧКА
Они не мои дети, они из приюта. Мы с мужем усыновили их всего месяц назад, он был коком на теплоходе…

Мамочка начинает рыдать. Дети смотрят на нее и тоже начинают плакать. Отец Бовэ вытирает им слезы и успокаивает. Мара устало садится на песок и, прислонившись к стенке бара, закрывает глаза.

ОТЕЦ БОВЭ
(Маре)
Кто Вы?

Мара открывает глаза, поворачивается к нему. Он протягивает Маре флягу с водой, найденную у бандитов. Она берет флягу, но видя, как Андрэ жадно смотрит на воду, отдает ее обратно.

МАРА
Отдайте Андрэ, она ему нужней!

ОТЕЦ БОВЭ
Не больше, чем всем. Я вижу, что Вы — не человек, но Вы и не ангел, от Вас веет холодом смерти!

МАРА
Согласитесь, она оказалась кстати!

ОТЕЦ БОВЭ
Жизнью правит любовь.

МАРА
На земле есть любовь?

ОТЕЦ БОВЭ
Она — везде, даже здесь! Я должен был венчать молодую пару на экваторе.

МАРА
Я видела другое.

ОТЕЦ БОВЭ
Похоть и ненависть уничтожают мир, но он держится не на них.

МАРА
На чем же?

ОТЕЦ БОВЭ
На вере.

МАРА
Во что?

ОТЕЦ БОВЭ
В добро!

МАРА
А эти во что верили?

Мара подталкивает ногой клочок сгоревшей одежды бандитов.

ОТЕЦ БОВЭ
(перекрестившись)
Одному Богу известно.

НАТ. ПОСЕЛОК. НОЧЬ.

В тихой южной ночи, у полуразрушенных бунгало горит небольшой костер. Вокруг него сидят спасшиеся пассажиры: священник отец Бовэ, Андрэ, Мамочка с детками и Мара. Отец Бовэ подбрасывает сухие ветки в костер, Андрэ снимает повязку с головы, Мамочка баюкает капризничающую девочку, и одергивает мальчика, который тянется к Маре. Мара наблюдает за мальчиком, затем цепляет его за одежду и притягивает к себе. Мальчик обнимает ее за шею, хватает за волосы и смеется. Мара замирает, прислушиваясь к новым ощущениям. В это время из темноты проявляется светлое пятно. Все настораживаются и затихают. Вскоре к ним подходит седой странник в белых одеждах. Это Готтард.

ГОТТАРД
Мир вам, люди!

Отец Бовэ встает и расчищает место рядом с собой.

ОТЕЦ БОВЭ
Присаживайтесь, почтенный, будем рады!

Готтард, не отрывая взгляда от Мары, опускается на песок.
Мара держит мальчика на руках, пряча взгляд. Отец Бовэ протягивает Готтарду почти пустую флягу с водой.

ОТЕЦ БОВЭ
Возьмите, большего у нас нет.

Готтард берет у него флягу, и, осмотрев ее, возвращает обратно.

ГОТТАРД
Воистину, щедрости нищих нет пределов.

Отец Бовэ, не веря своим глазам, держит в руках флягу, полную прохладной воды. Он крестится.

ГОТТАРД
(глядя на Мару)
Прямо мадонна с младенцем!

МАРА
Мне достанется?

ГОТТАРД
От Фебрюса, за самоуправство…

МАРА
А от Вас?

ГОТТАРД
Мара, ты — член Высшего Суда, ты обязана быть на заседании, тем более что решается их судьба.

Готтард гладит мальчика по голове. Остальные слушают их разговор, не понимая ничего.

МАРА
Этих несчастных?

ГОТТАРД
Всех людей.

МАРА
Это как?

ГОТТАРД
Фебрюс созвал экстренное заседание Высшего Суда. Состоялось голосование по апокалипсису.

МАРА
И что?

ГОТТАРД
Голоса разделились пополам, твой голос – решающий!

Мара отдает ребенка Мамочке.

МАРА
Какая альтернатива?

ГОТТАРД
Мой новый проект.

МАРА
Когда нужно проголосовать?

Готтард встает, поправляет свой балахон, Мара тоже встает.

ГОТТАРД
До следующего заседания.

Готтард кивает сидящим у костра людям и идет в темноту.

НАТ. ПОСЕЛОК. НОЧЬ.

Мара минуту следует за Готтардом, и когда он исчезает, разворачивается обратно к костру. Лунный свет освещает ей дорогу. Вдруг она слышит негромкий свист со стороны разбитого бара. Она заходит во внутрь и видит Фебрюса, стоящего за барной стойкой.

ФЕБРЮС
Мадам, чего изволите: амитэ, лямур, ле сексэ? Чего стоишь, подойди!

Мара подходит к стойке. Фебрюс достает запотевшую бутылку минеральной воды и жадно пьет прямо с горлышка. Мара чувствует жажду Жозефины, у нее пересохли губы, она молчит и смотрит на Фебрюса.

ФЕБРЮС
(протягивает ей бутылку)
Духотища… на, попей!

Мара отходит от стойки и рассматривает обстановку вокруг.

МАРА
Я Вас слушаю!

Вода в бутылке становится красной как кровь. Фебрюс любуется насыщенным цветом, затем выбрасывает бутылку в сторону.

ФЕБРЮС
Это я тебя слушаю! О чем ты шепталась с Готтардом?

МАРА
Ни о чем.

Фебрюс выходит из-за стойки, подходит к разбитому окну, смотрит на затухающий костер.

ФЕБРЮС
Не много ли огня, Мара? Столько нарушений, а я ни слова тебе…

МАРА
Спасибо, шеф.

ФЕБРЮС
«Спасибо» это слишком много для меня, а тупо проголосовать за апокалипсис на суде будет в самый раз! Хватит, Мара, порезвилась, пора домой!

Мара разворачивается и идет к двери.

ФЕБРЮС
Стоять! Я тебя не отпускал! Похоже, твоя шлюха все мозги тебе, на прочь, отключила.

Мара останавливается, поворачивается к Фебрюсу.

МАРА
Я все решу сама!

Фебрюс подскакивает к МАРЕ, размахивая руками.

ФЕБРЮС
Что? Что ты сказала? Сама?

Фебрюс вдруг замолкает, отходит на шаг назад. Мара сосредотачивается, готовясь к нападению. Фебрюс вырастает в два раза и сверху вниз смотрит на Мару.

ФЕБРЮС
Спрячь свои зубы, людоедка! Еще одно нарушение и загремишь в рабочую зону — за грешниками дерьмо выносить. А сейчас – работать! Глянь, курорт себе устроила, туристка!

Фебрюс снимает с потолка бумажный фонарик на шнурке и крутит им, посылая во все стороны сигналы персональных вызовов.

НАТ. ГОРОД. ЗДАНИЕ БАНКА. ДЕНЬ.

Вокруг здания банка мигают огни полицейских машин, завывают сирены, слышны команды спецназа. Банк окружен, выставлено оцепление, стволы полицейских направлены на вход в здание. На крышах соседних домов – снайперы.

ИНТ. ЗАЛ БАНКА. ДЕНЬ.

МАРА сидит на высоком сейфе и наблюдает за происходящим.
Посетители банка лежат на полу, положив руки за голову. Несколько налетчиков в камуфляже выгружают наличность из сейфов и укладывают ее в сумки. Два работника банка убиты, охранник в синей форме — тяжело ранен и истекает кровью. Главарь в маске подходит к одному из налетчиков.

ГЛАВАРЬ
Эй, заканчивай! Будем выходить!

НАЛЕТЧИК
Как? Вход заблокирован! Там тьма копов!

ГЛАВАРЬ
Все — о, кей, не дрефь! Пристрели одного и выбрось для острастки. Сэм и Рик возьмут пару заложников. Выходить будем с ними!

Налетчик кивает, и, перезарядив автомат, идет к лежащим на полу людям. Мара сосредотачивается. Налетчик ходит среди посетителей и водит стволом, выбирая жертву. Наконец, он останавливается около молодого худого парня и приставляет автомат к его голове.

НАЛЕТЧИК
Этот! Тощий — выносить легко!

Мара спрыгивает с сейфа и подходит к налетчику. Она смотрит на темные волосы распростертого на полу парня и перед ее глазами возникают кудри Андрэ.

МАРА
(про себя)
Похож на Андрэ… такие же волосы… такой же худой…

ГЛАВАРЬ
Что медлишь? Стреляй!

Налетчик нажимает на курок, но Мара, вдруг, отклоняет пулю, и она, рикошетом от пола, попадает в стрелявшего. Налетчик падает. Его автомат подбирает лежащий рядом раненый охранник. Перевернувшись на спину, он очередями расстреливает остальных налетчиков. МАРА наклоняется к убитому налетчику, осматривает его лоб, и не найдя метку, опасливо осматриваясь по сторонам, исчезает.

НАТ. ВЫСОКОЕ ПРОСТРАНСТВО. НОЧЬ.

Мара перемещается в пространстве сквозь марево шумов, наблюдая оранжевые всполохи персональных сигналов. Они повсюду. Их много. Она перехватывает один сигнал и устремляется по его траектории вниз, затем снова входит в пространство и ловит другой, потом третий… и, наконец, останавливается, и, зависнув на секунду, и, осмотревшись по сторонам, проваливается вниз, к земле.

НАТ. ПОСЕЛОК. НОЧЬ.

МАРА идет между домами в поселке. Она осматривается по сторонам, прислушиваясь к звукам. Она незаметно подходит к костру. Люди спят. Она присаживается рядом с телом Жозефины и берет ее за руку.

НАТ. ПОСЕЛОК. УТРО

Утренний рассвет. Люди, спят вокруг потухшего костра. Отец Бовэ беззвучно шепчет молитвы во сне, Андрэ снится вода, и он облизывает пересохшие губы. Мамочка все время просыпается и укрывает детей. Мара полулежит на песке, облокотившись на стенку бунгало. Ее глаза закрыты.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Привет, подруга, надо бы умыться!

Мара открывает глаза и смотрит вокруг.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Не напрягайся, я – Жозефина!

МАРА
Вот дела, ты заговорила!

ЖОЗЕФИНА
С тобой тут не только заговоришь…

Жозефина громко смеется.

МАРА
А ты веселая…, ты знаешь, кто я?

ЖОЗЕФИНА
Догадалась.

МАРА
Зачем ты отравилась?

ЖОЗЕФИНА
Долго рассказывать, так — не поймешь!

МАРА
А ты торопишься?

ЖОЗЕФИНА
Похоже, нет…

МАРА
Вот и я о том.

ЖОЗЕФИНА
Мара, зачем все это?

МАРА
Тебе интересно?

ЖОЗЕФИНА
Хотелось бы знать!

МАРА
Долго рассказывать, так — не поймешь!

НАТ. ПОСЕЛОК. УТРО.

Отец Бовэ, Андрэ, Мамочка с детками просыпаются, оглядываясь по сторонам, поеживаясь от утренней прохлады. Андрэ подбрасывает щепы в костер и пытается раздуть огонь. Отец Бовэ складывает фляги с водой, найденные у бандитов в одну кучу.

ОТЕЦ БОВЭ
Не много для семи человек.

АНДРЭ
Что Вы этим хотите сказать, святой отец?

ОТЕЦ БОВЭ
На побережье воды нет, а бандиты взяли с собой только три фляги.

МАМОЧКА
Это хорошо?

ОТЕЦ БОВЭ
И да, и нет!

АНДРЭ
Объясните!

ОТЕЦ БОВЭ
Хорошо — потому, что жилье, по-видимому,
не далеко.

АНДРЭ
А плохо?

ОТЕЦ БОВЭ
Плохо – потому, что там тоже могут быть бандиты.

МАМОЧКА
С нами Жозефина…

Все смотрят на Мару. Она молчит и прислушивается к звукам. Вдруг, из тумана раздается громкий вой шакала. Его подхватывает другой шакал, затем третий и через минуту уже воет вся стая. Люди со страхом смотрят по сторонам. Мамочка хватает детей и переносит их ближе к Маре. За ней следует Андрэ. Отец Бовэ крестится и тоже пересаживается рядом с Марой.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Странно это видеть.

МАРА
(Жозефине)
Что?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Люди ищут защиты у… смерти.

МАРА
(Жозефине)
Ты ее у меня тоже искала.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Ты их одних не бросишь, правда?

МАРА
(Жозефине)
Сейчас, нет.

Вой шакалов усиливается. В утреннем тумане просматриваются многочисленные силуэты животных. Они приближаются отовсюду. Люди еще плотней придвигаются к Маре. Она встает, и, опустив голову, делает пару шагов навстречу стаи, но, через секунду возвращается обратно и садится на место.

МАРА
Чертов Фебрюс!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Ничего нельзя сделать?

МАРА
(Жозефине)
Можно, но тогда все быстро закончится.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Для нас?

МАРА
(Жозефине)
Для всех!

Передние животные уже в нескольких метрах от людей, у них горят глаза, и капает слюна из пастей. Отец Бовэ молится, дети громко плачут, все смотрят на Мару. Она, вдруг, неловко встает, и, схватившись за стенку, едва удерживая равновесие, разминает тело.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Затекла вся! Как ты со мной управлялась, Мара?

МАРА
(Жозефине)
Жозефина, ты куда?

Жозефина, постояв секунду, и, сделав шаг к костру, хватает за край тлеющую палку и бросает в зверей. Слышится визг, стая отступает назад.

ЖОЗЕФИНА
Костер! Разжигайте огонь! Кидайте в них поленья!

Отец Бовэ перестает молиться и тоже бросает горящий обломок в шакалов, затем раздувает костер. Андрэ, обжигая руки, вытаскивает из костра обгоревшие дрова. В этот момент, сквозь туман пробивается утреннее солнце, и шакалы, лязгая зубами, и, пятясь, отступают и уходят в пустыню.

МАРА
(Жозефине)
Здорово ты их…

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Мы! Мы вместе!

МАРА
(Жозефине)
Ты, знаешь, а я тебе рада!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Как насчет прогулки по пустыне?

МАРА
(Жозефине)
С тобой точно не соскучишься! Идем!

НАТ. ПУСТЫНЯ. ДЕНЬ.

Редкая цепочка путников следует по пустыне. Впереди идет Отец Бовэ, определяя дорогу, за ним — Мамочка с девочкой за спиной, следом – Мара, с мальчиком на руках. Замыкает колонну Андрэ. У него повязка на голове. Солнце стоит в зените, раскаляя воздух. Люди идут, тяжело дыша, страдая от жары.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Осторожно, там нора!

МАРА
(Жозефине)
Вижу, прозреваешь.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Просто ноги жалко.

МАРА
(Жозефине)
Не поздновато думать о здоровье?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
У меня есть выбор?

МАРА
(Жозефине)
Выбор есть всегда.

ЖОЗЕФИНА
(МАРЕ)
Тогда на камень не наступи!

НАТ. ПУСТЫНЯ. ДЕНЬ.

Отец Бовэ останавливается у высохшего ручья. Рядом с ним стоят обломанные остовы мертвых деревьев.

ОТЕЦ БОВЭ
Привал!

Остальные путники подходят к нему и тяжело усаживаются на песок. Мамочка присаживается у дерева и тут же, вскрикнув, вскакивает, схватившись за ногу.

АНДРЭ
Змея!

Он отходит в сторону, показывая в сторону дерева. Отец Бовэ поднимает обломок толстой ветки и подходит к Мамочке.

Большая, серая змея, показав свой хвост, извиваясь, скрывается в расщелине между камней.

ОТЕЦ БОВЭ
Гюрза…

МАМОЧКА
Она…, она ядовитая, да?

Отец Бовэ хмурится, садится на корточки, осматривает голень Мамочки. Отчетливо видна ранка с двумя отверстиями.

ОТЕЦ БОВЭ
(не поворачиваясь)
Андрэ, подойдите! Нужно отсосать яд!

АНДРЭ
(отступая назад)
Я не умею… я этого никогда не делал…

Мара подходит к Мамочке. Она страшно испугана, дрожит всем телом и со слезами протягивает к ней руки.

МАМОЧКА
Вы сможете, я знаю!

Мара осматривает лоб женщины и видит свою метку.

ОТЕЦ БОВЭ
Быстрее, пожалуйста, быстрее!

МАРА
Мне жаль!

ОТЕЦ БОВЭ
Поздно?

МАРА
Так решено!

ЖОЗЕФИНА
Я попробую!

Жозефина опускается на песок, берется за лодыжку Мамочки и отсасывает яд, сплевывая в сторону.

ЖОЗЕФИНА
( Маре)
Она умрет?

МАРА
(Жозефине)
Да!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Ее нельзя спасти?

МАРА
(Жозефине)
Нет.

Жозефина поднимается, берет у Мамочки девочку. Мамочке становится плохо. Ее укладывают на песок. Отец Бовэ протягивает ей флягу с остатками воды, но она ее не берет. Мамочка плачет и смотрит на детей.

МАМОЧКА
Оставьте им!

Дети начинают тоже плакать.

МАМОЧКА
(Жозефине)
Обещайте мне, что не бросите их!

Мара молчит, не зная, что сказать, Жозефина склоняется над Мамочкой.

ЖОЗЕФИНА
(Мамочке)
Я клянусь, что никогда, никогда их не брошу! Мы обязательно дойдем!

Жозефина поднимается, берет на руки детей.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Я поклялась, Мара! Ты поможешь мне?

МАРА
(Жозефине)
Зачем спрашиваешь, раз уже поклялась!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Надо идти, Мара!

МАРА
(Жозефине)
Вызвалась, значит иди!

У Мамочки текут крупные слезы, затем ее лицо искажается в судорогах. Жозефина отходит от нее и закрывает глаза детям. Отец Бовэ накрывает ее куском парусины. Ее тело некоторое время дергается, затем затихает. Подходит Андрэ. Он протягивает священнику крест, сделанный из двух сухих веток.

АНДРЭ
Вот, возьмите!

НАТ. ПУСТЫНЯ. ДЕНЬ.

У небольшого холмика из песка стоит отец Бовэ. Он читает молитву, чуть поодаль Андрэ осматривает ближайший бархан. Жозефина мастерит переметные сумки из остатков парусины и веревок. Дети копошатся у ее ног. Мара вслушивается в слова молитвы.

ОТЕЦ БОВЭ
Всемогущий Боже, услышь наши молитвы…

Отец Бовэ последний раз крестится и протягивает свой посох Андрэ.

ОТЕЦ БОВЭ
Идите вперед юноша, я буду замыкающим.

Жозефина сажает детей в переметные сумки и поднимает их. Дети плачут и просят воды. Отец Бовэ подходит к ним, и, достав флягу, дает им по глоточку. Несколько капель достается Жозефине. Мара чувствует ее огромную жажду. Андрэ тянется к фляге.

АНДРЭ
А мне, мне!

ОТЕЦ БОВЭ
Это все! Надо идти!

Он переворачивает флягу. Она пуста. Андрэ хватается за голову, и, причитая, отходит. Он начинает путь. За ним, тяжело ступая, следует Жозефина с детьми. Покачиваясь из стороны в сторону, замыкает шествие отец Бовэ. Вокруг них – раскаленная пустыня, сверху — беспощадное солнце.

НАТ. ПУСТЫНЯ. ВЕЧЕР.

Красный закат окрашивает песок в кровавый цвет. Над ним поднимается марево из разогретых струй воздуха. Блестит, похожий на озеро, мираж.

МАРА
(Жозефине)
Стой! Оглянись!

Жозефина поворачивается назад и видит, что отец Бовэ лежит на песке.

ЖОЗЕФИНА
Андрэ!

Андрэ останавливается. Вместе они подходят к лежащемму.
Отец Бовэ не твердой рукой вытаскивает из-за пазухи церковную склянку и протягивает им.

ОТЕЦ БОВЭ
Вот… святая… сохранил…

Он роняет склянку на песок и замолкает. Жозефина теребит его, стараясь привести в чувство.

МАРА
(Жозефине)
Брось, это все!

Андрэ открывает склянку и жадными глотками пьет святую воду.
Жозефина выхватывает ее у Андрэ.

ЖОЗЕФИНА
Отдай!

Облизывая пересохшие губы, Жозефина дает воду детям. Андрэ садится на песок и плачет.

АНДРЭ
Я больше не могу! Я умру здесь!

Жозефина подходит к нему.

МАРА
Ты не умрешь, Андрэ!

Жозефина пытается его поднять, но Андрэ падает на песок без сил.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Священника нужно похоронить!

МАРА
(Жозефине)
Нет! Нужно беречь силы!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Это не по-людски!

МАРА
(Жозефине)
Просто прочитай молитву!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Я не знаю ни одной!

МАРА
(Жозефине)
Повторяй за мной, я запомнила.

МАРА
Всемогущий, Боже, услышь наши молитвы…

ЖОЗЕФИНА
Всемогущий Боже, услышь наши молитвы…

Жозефина читает молитву над отцом Бовэ. Рядом сидит Андрэ, обхватив голову руками, и раскачивается из стороны в сторону. Горизонт с красным диском солнца качается ему в такт, затем переворачивается, и наступает темнота.

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ДОМ ГОТТАРДА. ВЕЧЕР.

На рабочем столе Готтарда лежит планшетник Фебрюса. Они оба смотрят ролик с драмой в пустыне. На словах Жозефины «Всемогущий Боже…» Фебрюс останавливает видео.

ФЕБРЮС
Ну, и как тебе это?

ГОТТАРД
Впечатляет! Почему Мара не отогнала стаю?

ФЕБРЮС
Мара загремит в ад, если хоть раз применит
силу.

ГОТТАРД
Зачем ты ее ограничил?

ФЕБРЮС
Мара перестала подчиняться!

ГОТТАРД
Это потому, что она — в Жозефине?

ФЕБРЮС
Скорее уже, та — в ней!

ГОТТАРД
Интересно…

ФЕБРЮС
А мне нет! Кино закончилось, Готтард! Пора сматывать пленку.

ГОТТАРД
Почему? Сейчас от Мары зависит судьба цивилизации, а у нее еще есть время подумать.

ФЕБРЮС
О ком, о людях?

ГОТТАРД
Да, о них.

ФЕБРЮС
А они о нас думают? Они забыли о нас. Они потеряли страх перед Небесами и поклоняются одному мамоне, да и то через свои электронные штучки.

ГОТТАРД
Не все, Фебрюс.

ФЕБРЮС
Брось, Готтард, червоточина давно уже у большинства людей. Их не вылечить!

ГОТТАРД
Что ты собираешься делать?

ФЕБРЮС
Буду отзывать Мару! Пусть готовится к апокалипсису, большинство на моей стороне.

ГОТТАРД
А дальше?

ФЕБРЮС
Новый порядок для новой цивилизации.

ГОТТАРД
И что в нем?

ФЕБРЮС
Все просто: полное подчинение небесам и право силы на земле.

ГОТТАРД
А как же право выбора? Без него человек превратится в зомби.

ФЕБРЮС
Ну и пусть! Так легче управлять. Да и людям проще: размножайся потихоньку и ни о чем не думай!

Фебрюс громко смеется.

ГОТТАРД
Куда душу денешь, Фебрюс? Ее уничтожить нельзя! Это она меняет мир, как сейчас Жозефина — Мару. Вряд ли, после всего, Мара согласится на апокалипсис.

ФЕБРЮС
Да и черт с ней, с душой, да и с Марой тоже! Проголосует кто-нибудь другой.

ГОТТАРД
Другой?

Фебрюс зачехляет планшетник, кладет его в карман, затем подходит к двери, и, открыв ее, оборачивается.

ФЕБРЮС
Видишь ли, коллега! Мара слишком заигралась в добрую фею. А жизнь зла. Без своей силы Мара просто не сможет и как только воспользуется ей, то сразу будет заменена.

ГОТТАРД
На подвластного тебе Экзекутора, который и решит судьбу цивилизации.

ФЕБРЮС
Приятно иметь дело с умными сотрудниками! Готтард, пойдешь ко мне замом?

Фебрюс заливается смехом и уходит.

ИНТ. САРАЙ. УТРО.

Жозефина приходит в сознание. Она лежит в глинобитном сарае на соломе, у деревянной повозки. Ее руки привязаны к колесу толстой веревкой. Жозефина осматривает сарай, заваленный старой утварью и обнаруживает Андрэ, привязанного к другому колесу повозки.

АНДРЭ
С пробуждением!

ЖОЗЕФИНА
Где мы?

АНДРЭ
Судя по веревкам — в плену!

В это время в сарае слышится скрип двери, и перед ними появляется рослый АРАБСКИЙ МАЛЬЧИК с небольшим глиняным горшком в руках. Он садится на корточки возле Жозефины и подносит горшок к ее рту.

АРАБСКИЙ МАЛЬЧИК
Маэ!

Жозефина, захлебываясь, пьет воду. Андрэ жадно смотрит на воду. Напившись, Жозефина откидывается на колесо.

АРАБСКИЙ МАЛЬЧИК
Аиш!

Он отрывает кусок лепешки и подносит его ко рту Жозефины.
Она откусывает немного и ест. Арабский мальчик с удовлетворением смотрит на нее, затем трогает ее платье. Жозефина перестает жевать: Арабский мальчик гладит ее грудь.

АРАБСКИЙ МАЛЬЧИК
Мумис…

Жозефина резко дергает телом.

ЖОЗЕФИНА
Иди, иди! Спасибо!

Арабский мальчик смеется, встает, забирает горшок с водой и присаживается к Андрэ. Он подносит горшок к его рту и когда Андрэ собирается пить убирает горшок.

АНДРЭ
Дай, дай воды!

Арабский мальчик продолжает его дразнить и смеется.

АНДРЭ
Хватит! Воды!

Арабский мальчик перестает смеяться, встает и выливает воду на голову Андрэ. Затем несколько раз бьет его ногой и уходит. Андрэ хватает ртом мокрую рубашку и высасывает пролитую воду.

ЖОЗЕФИНА
Андрэ, попробуй ослабить веревку!

Андрэ шевелит пальцами у себя за спиной.

АНДРЭ
(всхлипывая)
Не получается!

ЖОЗЕФИНА
Тихо! Я попробую!

Жозефина тоже делает попытку, но безрезультатно.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Мара, помоги!

Мара молчит. Она видит Фебрюса в углу сарая.

ФЕБРЮС
(передразнивая)
Мара, помоги!

Фебрюс садится на ящики и брезгливо вытирает с брюк куриный помет.

ФЕБРЮС
Я не помешал? У Вас проблемы, мадам? Ю нид хелп? Что за забавы, Мара, ты не заигралась? Грязь, вонь, веревки… это ты так отдыхаешь? Не знал, что ты мазохистка!

МАРА
Убирайся!

Жозефина пытается обнаружить, с кем Мара разговаривает и крутит головой во все стороны.

ФЕБРЮС
Я виноват, Мара! Я не давал тебе ни дня отдыха, но пойми, люди умирают каждый день и ждать не любят…

Фебрюс смеется. Жозефина, определив направление взгляда Мары, останавливает свой взгляд там, где сидит Фебрюс. Он тоже замечает это и перестает смеяться.

ФЕБРЮС
Мара, бросай это мясо прямо здесь! Идем, у тебя есть дела по важнее!

МАРА
Я никуда не пойду. Мне и здесь хорошо.

ФЕБРЮС
Вижу, раз не уходишь, а будет еще лучше! Кстати, к вам гости!

Фебрюс усаживается по удобней, расстегивает ворот куртки, достает из кармана пакет с попкорном. В сарай входит Арабский мальчик с большой белой лепешкой в руках. Он подсаживается к Жозефине, показывает ей на лепешку, потом на Андрэ, а затем гладит ее волосы. Андрэ притих и жадно смотрит на хлеб.

МАРА
Что ты хочешь? Отдай ему!

Арабский мальчик мотает головой, затем задирает платье Жозефины. Она резко поворачивается и отбрасывает платье назад.

МАРА
(Жозефине)
Что он хочет?

ЖОЗЕФИНА
Андрэ поест, если он… воспользуется нами.

АНДРЭ
Жозефина, пожалуйста, я прошу… я умираю с голода! Ну, что тебе стоит…

Арабский мальчик отщипывает маленький кусочек лепешки и бросает его Андрэ. Тот хватает его и запихивает в рот.

АНДРЭ
Хлеба, хлеба!

Мара сползает на землю и вытягивает ноги. Арабский мальчик снимает штаны и пытается залезть сверху, но Жозефина сбрасывает его.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Ты, что подруга, белены объелась?

Арабский мальчик снова делает попытку, но Жозефина поворачивается на бок и бьет его коленом в пах.

АРАБСКИЙ МАЛЬЧИК
А — а – а!

ФЕБРЮС
(хлопая в ладоши)
Во! Класс!

МАРА
Что ты делаешь?

ЖОЗЕФИНА
Спасаю твою честь!

Арабский мальчик, отползает от Жозефины на четвереньках, встает и взяв черенок от мотыги наносит удар по ее ногам. Жозефина стонет и сжимается в комок. Арабский мальчик подходит к Андрэ и бьет его еще и еще. Андрэ кричит, черенок ломается.

МАРА
Не трогай его!

Арабский мальчик, отбросив сломанный черенок, находит железный прут.

ФЕБРЮС
(встает с ящиков)
Шоу продолжается!

Арабский мальчик подходит к Жозефине и колющими движениями старается попасть ей прутом между ног. Жозефина отбивает прут коленями. Тогда Арабский мальчик наносит рубящий удар ей по ноге. Жозефина стонет от боли. Мара тоже чувствует боль. Она ощущает приближение гнева и опускает голову, готовясь выйти.

ФЕБРЮС
Давай, же, давай, Мара!

Арабский мальчик замахивается, чтобы еще раз нанести удар, но Жозефина, взревев, как тигрица, обрывает веревку, и, вскочив на ноги, выхватывает у него прут. Арабский мальчик пятится назад, но Жозефина сбивает его на землю ударом по голове. Он корчится на полу, закрыв голову руками.

ФЕБРЮС
Вот дает!

Он подходит к Жозефине, с восхищением рассматривая ее.

ФЕБРЮС
Добей его, добей!

ЖОЗЕФИНА останавливается, и, дрожа всем телом, отбрасывает железный прут в угол.

АНДРЭ
Жозефина!

МАРА
(Жозефине)
Развяжи его!

Жозефина развязывает Андрэ. Фебрюс, потоптавшись на месте, выходит из сарая.

ЖОЗЕФИНА
Нам нужно найти детей!

ИНТ. ГЛИНОБИТНЫЙ ДОМ. ДЕНЬ.

Жозефина врывается в дом. Она идет по женской половине дома, осматривая комнаты. Закутанные в хиджаб женщины, шарахаются от нее и прячутся по углам.

МАРА
(Жозефине)
В таких домах должна быть детская.

Жозефине видит низенькую дверь и открывает ее. В середине комнаты, на ковре сидят дети. Рядом с ними — закутанная в платки, пожилая женщина. Она загораживает собой детей, но Жозефина отталкивает ее, и женщина, споткнувшись, падает на ковер. Дети прекращают играть и протягивают руки к Жозефине. Она берет их к себе на руки и ногой открывает дверь.

НАТ. ДВОР. ДЕНЬ

Жозефина выходит из дома с детьми на руках. Она озирается по сторонам и видит, как у стены, со стороны мужской половины дома, возле кальяна, в анабиозе сидят несколько вооруженных мужчин. Тот час, к ним подъезжает повозка, запряженная мулами. В ней сидит Андрэ.

АНДРЭ
Давай сюда! Они спят!

Жозефина устраивает детей и садится сама.

ЖОЗЕФИНА
Поехали!

Андрэ хлещет мулов, повозка медленно трогается и едет.

МАРА
( Жозефине)
Надо бы по быстрее.

ЖОЗЕФИНА
(прижимая к себе детей)
Трясет сильно!

АНДРЭ
Что, трясет?

МАРА
(Андрэ)
Езжай быстрей!

АНДРЭ
Ты же сказала, трясет!

ЖОЗЕФИНА
(Андрэ)
Ну, да, то есть, нет…

Андрэ вопросительно оглядывается на Жозефину и подгоняет мулов. Повозка выезжает из двора и двигается по накатанной колее. Андрэ управляет повозкой, Жозефина возится с детьми, а Мара, то и дело, посматривает назад.

НАТ. ПУСТЫНЯ. ДЕНЬ

Повозка, запряженная мулами, медленно двигается по едва заметной колее. Андрэ, бросив поводья, лежит лицом вверх, закрыв лицо руками. Жозефина сидит в центре повозки, укрывая от солнца детей.

МАРА
За нами погоня!

Жозефина оборачивается и видит несколько приближающихся всадников. Они держат в руках длинные ружья. Раздается выстрел. Повозка останавливается. Слева слышен свист пули, справа вздымаются вверх несколько фонтанчиков из песка и камней.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Это конец, Мара?

МАРА
(Жозефине)
Нет… я не вижу своих меток!

Вдруг, всадники, на всем скаку, резко останавливают лошадей.
В этот же момент слышится длинная очередь из пулемета, и на бугор выезжает бронемашина и несколько военных джипов.

НАТ. ПУСТЫНЯ, ДЕНЬ.

Повозка окружена офицерами и солдатами в форме французского легиона. Пара солдат помогает Жозефине слезть с повозки, еще двое, взяв детей на руки, поят их водой из своих фляг. Андрэ осматривает доктор и делает ему укол. Подъезжает еще одна бронемашина. Из нее выходит офицер. Окинув взглядом происходящее, дает короткую команду, и все солдаты вместе с Жозефиной и Андрэ садятся в машины и уезжают. Они скрываются за барханами, а мулы, развернувшись, тащат повозку обратно к селению.

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. БАШНЯ НАБЛЮДЕНИЙ. ДЕНЬ.

Готтард и Некто стоят на смотровой площадке, высокой башни. Готтард смотрит в небо через большой полупрозрачный шар, укрепленный на треноге.

ГОТТАРД
Надо же, как близко!

НЕКТО
Будем отклонять?

ГОТТАРД
Какой красивый астероид!

НЕКТО
Подарок Фебрюса Маре. Она его вернула.

ГОТТАРД
Вот как! Не знал! Хорошая заготовка для
апокалипсиса.

ФЕБРЮС
( подслушав)
Хочешь, подарю!

Готтард кивает Некто, и тот, кланяясь, отходит.

ГОТТАРД
А чем конец света устроишь?

ФЕБРЮС
На земле столько зла, что астероид не нужен. Брось спичку – само все вспыхнет!

ГОТТАРД
У Мары спички не отсырели?

ФЕБРЮС
У Мары мозги отсырели или еще что. Но я ее быстро вылечу, если мне мешать не будут.

ГОТТАРД
Что ты хочешь этим сказать?

Фебрюс пытается посмотреть в шар, но Готтард прикрывает его рукой.

ФЕБРЮС
Ты этим примусом Маре мозги вправляешь, колдун!

ГОТТАРД
Выбирай выражения, Фебрюс! У Мары — земные осложнения, тебе ее не уговорить!

ФЕБРЮС
А я попробую!

ГОТТАРД
Вряд ли получится, таких болезней ты не знаешь!

ФЕБРЮС
Любовный вирус, значит, это интересно…

Фебрюс еще раз пытается посмотреть в шар, но Готтард опять заслоняет его и Фебрюс нехотя уходит. Готтард долго смотрит ему вслед. Подходит Некто.

ГОТТАРД
Где они сейчас?

НЕКТО
В госпитале.

НАТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЛЛЕЯ. ВЕЧЕР.

Жозефина сидит на скамейке под пальмами и наблюдает, как играют дети. Мимо нее по дорожкам проходят работники госпиталя: врачи, медсестры, санитары. Подъезжают и уезжают санитарные машины, из них выгружают раненых. Мара притихла и посматривает в сторону госпитальной столовой. Там стоит Андрэ и разговаривает с медсестрой. Дети поймали кота и стараются усадить его в кузов игрушечной машины.

ДЕТИ
Мама, мама, посмотри!

У Жозефины влажнеют глаза, Мара не отводит взгляда от Андрэ.

ЖОЗЕФИНА
Мара!

МАРА
Что?

ЖОЗЕФИНА
Глянь, что вытворяют!

МАРА
Я вижу, что ей надо?

ЖОЗЕФИНА
(оборачивается)
Это медсестра. Она делает Андрэ перевязки.

МАРА
(не отрывая взгляда от Андрэ)
Кота убери, через две минуты он их поцарапает.

Жозефина встает со скамейки, подходит к детям, забирает у них кота и выпускает его. Кот дает деру. Дети хнычут. Подходит Андрэ.

АНДРЭ
Что за паника?

МАРА
Как твоя рана?

АНДРЭ
Почти зажила. Здесь классно кормят, скучно только.

МАРА
Кому как…

Андрэ краснеет, опускает глаза.

АНДРЭ
Это просто так… ничего такого.

МАРА
А мы тоже, просто так?

АНДРЭ
Нет, что ты! После всего, что было… я благодарен…

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Мара! Детей пора кормить!

МАРА
(Жозефине)
Знаю!

МАРА
(Андрэ)
Ты ни разу к нам не заглянул…

АНДРЭ
Я тебя не понимаю, Жозефина! Утром ты — одна, в обед – другая, вечером – ни та, ни эта!

МАРА
(Андрэ)
Приходи ночью!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Ты знаешь, чем заканчиваются ночные визиты?

АНДРЭ
Чем?

ЖОЗЕФИНА
(Андрэ)
Подожди…

МАРА
(Жозефине)
Я догадываюсь…

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
На меня не рассчитывай!

АНДРЭ
Ты же сама пригласила?

МАРА
(ЖОЗЕФИНЕ)
Это, как?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Не знаю…, отвернусь…

Жозефина смеется. Мара тоже.

Андрэ в недоумении смотрит на Жозефину.

АНДРЭ
Я, пожалуй, пойду, мне обещали карандаши и бумагу…

Андрэ отходит и направляется в корпус.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ПАЛАТА ЖОЗЕФИНЫ. ВЕЧЕР.

Жозефина укладывает детей спать в уютной двухместной палате.
Они хнычут и капризничают. Мара смотрит на часы. Они показывают десять.

МАРА
Причешись, а то лохматая, как Мигера.

ЖОЗЕФИНА
(укрывая детей одеялом)
А они бывают?

МАРА
То, что выдумывают, то и бывает. Люди живут в плену своих же страхов.

ЖОЗЕФИНА
Мара, а ты какая?

МАРА
Зачем спрашиваешь?

ЖОЗЕФИНА
Встретимся, а я тебя не узнаю!

МАРА
Вряд ли, подруга, ты меня увидишь!

ЖОЗЕФИНА
Ты людей… забираешь?

МАРА
Нет! Только отвожу до конечной станции.

ЖОЗЕФИНА
А где моя станция?

Слышится тихий стук, слегка открывается дверь. На пороге стоит Андрэ.

МАРА
Сегодня в кровати.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ПАЛАТА ЖОЗЕФИНЫ. НОЧЬ.

Жозефина смотрит в потолок. Он колышется: вверх – вниз, вверх – вниз. Андрэ тяжело дышит. Ногтем указательного пальца Жозефина ковыряет старые обои. Всхлипывает во сне девочка. Жозефина поворачивает голову к детям.

МАРА
(Жозефина)
Ну, не крутись, ну пожалуйста…

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Что-то долго для первого раза…

Андрэ останавливается, переваливается к стенке. Жозефина встает с кровати, подходит к детям, поднимает с пола упавшее одеяло, укрывает, детей. Андрэ тоже встает, одевается.

МАРА
(Андрэ)
Ты уходишь?

АНДРЭ
Да, я пойду, до завтра…

Он пытается поцеловать Жозефина, но она отворачивается. Андрэ уходит. Жозефина садится на кровать, но передумав, включает телевизор, убирает звук и усаживается в кресло. По телевизору показывают львов в саванне. Она смотрит, как львица вылизывает своих львят. У нее появляются слезы.

МАРА
ЖОЗЕФИНА!

ЖОЗЕФИНА
Что?

МАРА
Спасибо тебе!

ЖОЗЕФИНА
Когда все закончится, МАРА?

МАРА
Еще не решила.

ЖОЗЕФИНА
Так, решай!

МАРА
Я не могу сейчас.

ЖОЗЕФИНА
Из-за АНДРЭ?

МАРА
Не только…

ЖОЗЕФИНА
Из-за кого?

МАРА
Мне придется вернуться, ЖОЗЕФИНА!

ЖОЗЕФИНА
Мы должны позаботиться о детях.

МАРА
Я останусь, сколько смогу!

Жозефина выключает телевизор идет к спящим детям.

ЖОЗЕФИНА
Это — военный госпиталь, нас скоро отсюда
попросят.

МАРА
Что будем делать?

ЖОЗЕФИНА
Собираться!

НАТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ЗАДНИЙ ДВОР. ДЕНЬ.

Дети бегают на лужайке по траве друг за другом и радостно смеются. Жозефина и Андрэ стоят под пальмой и наблюдают за ними. Жозефина держит детское ведерко в руке и не может скрыть своей радости.

АНДРЭ
Надо же, какое простое счастье!

ЖОЗЕФИНА
(Андрэ)
У каждого – свое!

МАРА
(Жозефине)
А твое?

АНДРЭ
Хочу рисовать, стать знаменитым, иметь много
денег…

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Вот — оно! Пусть я грежу или в небытие, но у меня оно есть, такое маленькое, беспокойное и капризное!

АНДРЭ
Только и всего?

ЖОЗЕФИНА
(Андрэ)
Военные собрали нам денег на дорогу.Мы будем собираться.

АНДРЭ
Я с вами!

Мара боковым зрением видит, как большой древесный скорпион спускается со ствола пальмы прямо на волосы Андрэ.

МАРА
(Жозефине)
Быстро!

Жозефина отводит руку с ведерком назад.

АНДРЭ
Сейчас?

МАРА
(Жозефине)
Давай!

АНДРЭ
Иду!

Жозефина резко бьет ведерком выше головы Андрэ, раздавив скорпиона по стволу пальмы. Андрэ в ужасе смотрит на поломанное ведерко, затем, на раздавленного скорпиона.

МАРА
(Жозефине)
Молодец!

АНДРЭ
Я пойду… в палату…

Андрэ отходит от пальмы и идет в больничный корпус. Мара провожает его взглядом и обращает внимание на санитара, увязавшегося за Андрэ.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ПАЛАТА ЖОЗЕФИНЫ. НОЧЬ.

Жозефина дремлет в кресле. Перед ней полупустая военная сумка, рядом аккуратно сложенная детская одежда. Мара смотрит на часы. Они показывают первый час ночи.

МАРА
Жозефина, вставай!

ЖОЗЕФИНА
(спросонья)
Что?

МАРА
Быстро! Поднимайся!

Жозефина встает, потягивается, оглядев детей, поправляет одеяло.

МАРА
Идем!

Жозефина выходит из палаты, идет по длинному полутемному коридору.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ПАЛАТА АНДРЭ. НОЧЬ.

Жозефина без стука открывает дверь и входит в палату Андрэ. Она осматривается в полумраке. Тускло горит ночник. На столе отсвечивает бутылка и не допитый стакан вина. На кровати лежит Андрэ и молоденькая медсестра, застыв от изумления. Мара поворачивается к окну. На подоконнике сидит Фебрюс в костюме санитара и цедит вино из стакана.

ФЕБРЮС
Налей себе, там еще осталось…

Андрэ натягивает на себя простынь, а медсестра вскакивает с кровати, и, схватив свои вещи в охапку, голая выбегает в открытую дверь. Фебрюс провожает ее взглядом.

ФЕБРЮС
Правда, не очень, но зато, как двигается…

Мара опускает голову и делает шаг к Фебрюсу. Он не спеша отставляет стакан и спрыгивает с подоконника.

ФЕБРЮС
Давай, давай, МАРА, покажись!

В ответ Жозефина разворачивается, и, подойдя к Андрэ, наотмашь отвешивает ему пощечину.

ЖОЗЕФИНА
Ах ты, поддонок!

Мара приходит в себя от этого и, развернувшись, делает шаг к Фебрюсу.

МАРА
Не дождешься, ФЕБРЮС, не выйдет! Нас теперь
двое!

Мара плюет ему под ноги, Жозефина выходит из палаты.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ. ПАЛАТА ЖОЗЕФИНЫ. НОЧЬ.

Жозефина лихорадочно собирает вещи и сваливает их на свою кровать. На полу лежит полупустая военная сумка.

ЖОЗЕФИНА
Мара, где полотенца, что нам подарили солдаты?

МАРА
Как он мог!

ЖОЗЕФИНА
Все! Хватит об этом. Полотенца где?

МАРА
Фебрюс… это он подстроил!

Жозефина останавливается, садится в кресло.

ЖОЗЕФИНА
Мара, пойми, соблазны бывают у всех, но поддаются на них одни и те же.

МАРА
Откуда знаешь?

ЖОЗЕФИНА
Поверь мне на слово!

В этот момент открывается дверь, и в палату входит Андрэ. Он напуган и прячет глаза.

АНДРЭ
Я войду…

ЖОЗЕФИНА
Попробуй!

АНДРЭ
Я виноват…

ЖОЗЕФИНА
В чем?

АНДРЭ
Я не хотел, так получилось, я не знаю, как!

ЖОЗЕФИНА
Можешь не оправдываться, мы уезжаем!

АНДРЭ
Жозефина, прости!

ЖОЗЕФИНА
Прощаю, что ты от меня хочешь?

АНДРЭ
Детей нужно кормить, я буду работать… не бросайте меня!

Андрэ становится перед креслом на колени.

МАРА
(Андрэ)
Встань! Низко видеть тебя!

Андрэ поднимается, Жозефина встает с кресла, пытается его обойти. Андрэ хватает ее за руки. Жозефина останавливается.

АНДРЭ
Пожалуйста!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Мне все равно. Я привыкла. Думай ты!

АНДРЭ
Я думал, я больше никогда…

МАРА
(Андрэ)
Иди, собирайся!

НАТ. УЛИЦА БОЛЬШОГО ГОРОДА. ДЕНЬ.

Такси останавливается перед большим, красивым домом. Из машины выходит Андрэ и Жозефина с детьми. Они подходят к парадному и останавливаются перед входом.

АНДРЭ
Ты здесь живешь? Круто!

Жозефина открывает кодовый замок.

МАРА
Третий этаж, я запомнила.

ИНТ. ПОДЪЕЗД. ДЕНЬ.

Андрэ, Жозефина и дети стоят на лестничной площадке перед массивной деревянной дверью. Жозефина достает ключ из кармана и пытается вставить его в замок, но ключ не подходит.

МАРА
(Жозефине)
Давай еще раз!

Андрэ осматривает замок, затем берет у Жозефины ключ.

АНДРЭ
Ключ — не от этого замка. Он совсем маленький. Давай позвоним!

ЖОЗЕФИНА
Не надо!

Жозефина берет детей, и они спускаются по лестнице. Андрэ следует за ними.

НАТ. ДВОР ДОМА. ДЕНЬ.

ЖОЗЕФИНА и АНДРЭ сидят во внутреннем дворике дома на деревянной скамейке в тени деревьев. Дети рядом возятсяна на детской площадке.

АНДРЭ
Мы здесь будем жить?

Жозефина молчит.

МАРА
(Жозефине)
Все так плохо?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Похоже, да!

МАРА
(Жозефине)
Объясни!

ЖОЗЕФИНА
Это не моя квартира. Я принимала здесь гостей…

АНДРЭ
А жила?

ЖОЗЕФИНА
Тем и жила…

МАРА
(Жозефине)
И сейчас там другая?

ЖОЗЕФИНА
Да!

АНДРЭ
Господи, так ты – проститутка?

ЖОЗЕФИНА
Да!

Слышится громкий плач. Мальчик упал с детской горки и ушибся. ЖОЗЕФИНА вскакивает, берет его на руки и, осмотрев, успокаивает ребенка. Девочка держится за ее платье. АНДРЭ отходит от них на несколько шагов.

ДЕВОЧКА
Мама, мама, пойдем!

МАРА
(Жозефине)
Что будешь делать?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Жить дальше, если не возражаешь.

Жозефина берет детей и выходит с ними на улицу. Андрэ, постояв минуту, следует за ними. Жозефина останавливает такси и вместе с детьми садится в машину. Андрэ – за ними.

ВОДИТЕЛЬ
Куда едем, мадам?

ЖОЗЕФИНА
В мэрию!

НАТ. ОКРАИНА ГОРОДА. ДЕНЬ.

Жозефина с детьми и Андрэ идут по узкой улочке, рассматривая номера старых, покосившихся домов. Дети устали и сильно капризничают. Жозефина берет девочку на руки.

АНДРЭ
Вот он!

Они останавливаются перед маленьким домиком. Жозефина подходит к ветхой калитке.

АНДРЭ
Боже мой, это же развалины! Жертвам кораблекрушения — лачугу под снос!

ЖОЗЕФИНА
Идем! У других и такого нет!

Она уверенно открывает калитку, и они заходят внутрь дома.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. ДЕНЬ.

Жозефина осматривает комнаты. Старая, вытертая мебель покрыта толстым слоем пыли, полы прогибаются и скрипят, а грязные окна едва пропускают свет.

МАРА
(Жозефине)
Посмотри сюда…

Жозефина открывает низенькую дверь, и они с Андрэ заходят внутрь небольшого помещения. Сваленные в кучу, старые вещи и поломанные ящики, занимают весь центр кладовки, ободранная кушетка заставлена банками в углу.

МАРА
(Андрэ)
А вот и твоя мечта!

АНДРЭ
Какая?

МАРА
Мастерская! Самая настоящая!

АНДРЭ
Где, здесь?

Жозефина находит ведро и тряпку и протягивает Андрэ.

ЖОЗЕФИНА
Да, Андрэ, здесь!

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ТУННЕЛЬ ВЕЧНОСТИ. ДЕНЬ.

Синий горизонт почти пополам перерезан длинным туннелем, который начинается с каменного входа, сразу за Палатой Высшего Суда. Огромная железная дверь опоясана толстыми ржавыми цепями. Готтард и Фебрюс идут к входу в туннель. Фебрюс сильно взволнован, он, то и дело, суетливо потирает руки.

ГОТТАРД
Давай, уже не тяни, выкладывай!

ФЕБРЮС
Готтард, а что там, за дверью? Говорят, только ты знаешь!

ГОТТАРД
А тебе зачем?

ФЕБРЮС
Председатель Высшего Суда должен знать все.

ГОТТАРД
Председатель?

Они оба останавливаются перед железной дверью в туннель. Фебрюс с восхищением трогает огромный замок.

ФЕБРЮС
Извини, Готтард, забыл! Комиссия отстранила тебя от должности. На время…

ГОТТАРД
И ты теперь председатель…

ФЕБРЮС
А ты не спрашиваешь, за что?

ГОТТАРД
Что ты можешь придумать, Фебрюс, кроме «превышения должностных полномочий?»

ФЕБРЮС
Вот и не угадал! Все гораздо серьезнее — давление на члена Высшего Суда Мару, перед голосованием.

ГОТТАРД
Это она заявила?

ФЕБРЮС
Какая разница, Готтард? Пока комиссия, пока расследование, мне никто не помешает завершить мои планы.

ГОТТАРД
Апокалипсис?

ФЕБРЮС
Армагеддон!

ГОТТАРД
Вот загнул! Ты их не отличаешь, что ли, Фебрюс?

ФЕБРЮС
Скоро сам поймешь!

ГОТТАРД
Я другое не могу понять, зачем тебе это сейчас?

ФЕБРЮС
Это как?

ГОТТАРД
Вся власть и так у тебя, к чему без нужды напрягаться?

ФЕБРЮС
Хорошая мысль, Готтард!

ГОТТАРД
Вот и пользуйся!

ФЕБРЮС
Осталась только одна маленькая деталь – сделать ее постоянной!

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. ДЕНЬ.

Маленькая уютная кухня. Единственное окно завешено белыми занавесками. На подоконнике стоят цветы в горшках. В центре кухни – низкий столик, покрытый дешевой скатертью. За ним сидят дети и Андрэ. Дети проказничают, отбирая друг у друга ложки. Жозефина, стоя, разливает жидкий суп по тарелкам. Она наливает сначала в детские тарелки, затем в тарелку Андрэ.

МАРА
(Жозефине)
Долей, ему!

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Остальное на завтра.

Андрэ быстро съедает свой суп, идет к мастерской. Жозефина присаживается за стол, помогает есть суп девочке. Мальчик выскакивает из-за стола и бежит за Андрэ в мастерскую. Андрэ загораживает ему проход.

МАЛЬЧИК
Мама, мама, а он меня не пускает!

АНДРЭ
(Жозефине)
Возьми его, мне нужно работать.

Жозефина встает, берет мальчика на руки, несколько раз целует его и сажает обратно за стол. Она отламывает половину от своего куска булки и отдает мальчику, и, улыбаясь, смотрит, как он его ест. Андрэ заходит в мастерскую.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. МАСТЕРСКАЯ. ДЕНЬ.

Больше половины мастерской занимает мольберт и большая картина. Вокруг разбросаны кисти, краски, ветошь. В углу, на кушетке — не убранная постель. Андрэ подходит к картине на шаг, всматривается в нее, затем берет кисть и делает несколько мазков. Открывается дверь, в мастерскую входит Жозефина и останавливается у картины. Она смотрит сначала на картину, затем на Андрэ.

МАРА
(Жозефине)
Есть минута?

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Я бы не мешала.

АНДРЭ
Зачем тогда пришла?

МАРА
(Андрэ)
Хочу посмотреть.

АНДРЭ
Я еще не закончил.

Андрэ отходит от Жозефины. Она идет в угол и присаживается на его кушетку.

МАРА
(Андрэ)
И все?

АНДРЭ
Все. Извини!

Андрэ подбирает с пола баночки с краской. Жозефина выходит из мастерской.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Пусть работает, нам скоро нечего есть.

МАРА
(Жозефине)
Он бежит от тебя, как от чумы.

ЖОЗЕФИНА
(Маре)
Особенности профессии: сначала об тебя вытирают слюни, потом – ноги.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. ВЕЧЕР.

В комнате Жозефина и дети. Мальчик рисует, сидя на полу. ЖОЗЕФИНА заплетает девочке косички и все время посматривает на часы. Вдруг с шумом открывается дверь, и в комнату вваливается запыхавшийся Андрэ. Прямо в обуви, он проходит к столу и кладет на него листок.

АНДРЭ
Вот! Я – богач!

Андрэ выпивает воды, победно садится на стул. Мальчик подбегает к Андрэ показывает ему свой рисунок, девочка хлопает в ладоши. Жозефина встает и подходит к столу.

ЖОЗЕФИНА
И кто купил картину?

АНДРЭ
Ты посмотри на сумму!

Жозефина берет листок со стола. Это банковский чек на600

ЖОЗЕФИНА
Не может быть!

МАРА
(Жозефине)
Мне знаком этот почерк. Это — Фебрюс.

АНДРЭ
Это — господин САВАЖ, у него своя выставка в пансионе.

МАРА
(Андрэ)
Тебя обманули.

АНДРЭ
Ты с ума сошла! Я иду в банк.

Андрэ вскакивает, хватает чек и выходит из дома. Жозефина смотрит через окно.

ЖОЗЕФИНА
Кто такой Фебрюс? Я все время слышу это имя.

МАРА
Лучше бы тебе это не знать.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. НОЧЬ.

Жозефина просыпается от грохота перевернутого ведра. Она встает с постели, выходит из комнаты. На пороге Андрэ пытается снять с себя ботинки, но падает на пол. Он сильно пьян. Он поднимается с пола, и, шатаясь, идет в мастерскую в одном ботинке. У двери Андрэ останавливается, и, вытащив из кармана смятый чек, бросает его в лицо Жозефине.

АНДРЭ
На! Жри, проститутка!

Он входит в мастерскую, опрокидывает мольберт, падает на кушетку. Жозефина идет на кухню, включает свет, открывает и осматривает пустую хлебницу. Затем она садится к зеркалу и красит губы красной помадой.

МАРА
Ты куда собралась, подруга?

Жозефина большими ножницами коротко обрезает свою джинсовую юбку, затем одевает ее.

ЖОЗЕФИНА
Потерпишь, ладно?

НАТ. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БУЛЬВАР. НОЧЬ.

Жозефина медленно прохаживается по бульвару под ярко горящими фонарями. Мимо нее проезжают редкие автомобили. Один из них останавливается. Жозефина подходит к нему. Из открытого окна высовывается молодой темнокожий парень, с сигаретой во рту.

ПАРЕНЬ
Хау мач, бэби?

ЖОЗЕФИНА наклоняется и осматривает салон машины. Сзади сидят еще двое парней.

ЖОЗЕФИНА
Пятьдесят. Втроем дороже!

Задняя дверь открывается, и Жозефина садится машину.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. УТРО.

На кухонном столе лежат продукты. Среди них сыр, булочки гирлянда сосисок, отдельно лежат большие пакеты молока. Жозефина сидит перед зеркалом и запудривает кровоподтеки на лице.

МАРА
Что ты с собой сделала, сестричка!

ЖОЗЕФИНА
Ничего, бывало и хуже.

На кухню приходит Андрэ. Он ищет стакан, что бы попить воды.
Жозефина наливает ему молока из пакета и подает большой бутерброд.

МАРА
(Андрэ)
Возьми, поешь!

Андрэ ошалело смотрит на Жозефину, затем на стол, берет молоко и бутерброд и уходит в мастерскую. Жозефина складывает продукты в морозильную камеру, достает из нее кусок льда, прикладывает к губам. Открывается дверь мастерской, и из нее выходит одетый Андрэ. Он идет к входной двери, остановившись, топчется на пороге, глядя в пол.

АНДРЭ
Я не стану жить с проституткой!

Он открывает входную дверь и оборачивается.

АНДРЭ
Здесь грязно!

Он выходит из дома, бросив дверь распахнутой.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. УТРО.

Жозефина одевает девочку. У нее каменное лицо.

МАРА
А жизнь больнее, чем я думала!

ЖОЗЕФИНА
Не переживай, так бывает, все наладится.

МАРА
Думаешь, вернется?

ЖОЗЕФИНА
Такие, как он, далеко не уходят!

МАРА
Главное, что б, ненадолго.

ЖОЗЕФИНА
Мара, сколько нам осталось?

МАРА
Только до суда.

ЖОЗЕФИНА
Когда суд?

МАРА
Думаю, скоро.

ЖОЗЕФИНА
Нужно найти хороший приют.

МАРА
Давай, сестричка, за дело!

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. УТРО.

Жозефина слышит, как открывается входная дверь, и кто-то идет в комнату. Она видит, как в комнату входит человек в кожаном пиджаке с папкой. Она встает и загораживает собой детей.

ЖОЗЕФИНА
Кто Вы?

МАРА
(Жозефине)
Это Фебрюс, осторожно!

Фебрюс, не спеша, ходит и осматривает комнату, затем идет к столу, стряхивает хлебные крошки со стула и садится.

ФЕБРЮС
Мара, ты еще здесь? Ау-у!

МАРА
Какая гадость на этот раз, Фебрюс?

ФЕБРЮС
Ты пошла по рукам, Мара! Ты не можешь остановиться. Я пришел помочь тебе.

МАРА
Мне не нужна помощь, тем более твоя!

ФЕБРЮС
А мне твоя — нужна!

МАРА
Я не буду ни за что голосовать!

ФЕБРЮС
А тебя никто и не просит! Дашь показания на суде против Готтарда и все!

МАРА
Я не стану этого делать!

ФЕБРЮС
Подумай, Мара, время еще есть!

Фебрюс встает из-за стола, и, подойдя к детям, наклоняется к ним.

ФЕБРЮС
Какие упитанные, не болеют?

ЖОЗЕФИНА
Что Вам нужно?

ФЕБРЮС
Молчи, шлюха!

Фебрюс гладит мальчика по голове, идет к двери, и, открыв ее, оборачивается.

ФЕБРЮС
Мара, ты не забыла, кто ты? Не сделаешь, что я сказал – займешься этими милыми чадами!

Фебрюс выходит из комнаты, Жозефина поворачивается к детям, Мара видит на них свои метки.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. УТРО.

ЖОЗЕФИНА
Мара, что… что он сказал?

МАРА
Дети умрут, если я не выступлю на суде.

ЖОЗЕФИНА
Так сделай это!

МАРА
Ты спрашивала, кто такой Фебрюс?

ЖОЗЕФИНА
Теперь поняла!

МАРА
То, что он хочет, делать нельзя!

ЖОЗЕФИНА
Надо спасти детей, Мара! Они должны жить!

МАРА
Чтобы сохранить жизнь, нужно забрать другую, или получить разрешение у Высшей Инстанции.

ЖОЗЕФИНА
У Бога?

МАРА
Да!

ЖОЗЕФИНА
А кто – Бог?

МАРА
Готтард.

ЖОЗЕФИНА
Тот странник в пустыне? Найди его, Мара!

МАРА
Он наверху, сестричка! Если я туда пойду, то назад уже не вернусь!

Жозефина вскакивает с дивана и ходит по комнате. Она сильно напряжена, то подходит и прижимает к себе детей, то опять мечется из угла в угол. Проходя мимо окна, Жозефина, вдруг, останавливается и с силой срывает занавеску, устремив взгляд через стекло. В серой дымке утра вдалеке виднеются острые шпили собора.

ЖОЗЕФИНА
Бог должен быть на земле!

МАРА
Где ты собираешься Его искать?

ЖОЗЕФИНА
Там!

Жозефина рывком открывает окно и смотрит на собор.

НАТ. КАТОЛИЧЕСКИЙ СОБОР. УТРО.

Жозефина в темном платье, с покрытой головой, выходитиз собора. Вокруг нее много людей: верующие, туристы и священники. Она видит высокого епископа и бросается к нему.

Ее останавливают несколько священников, но епископ сам подходит к ней.

ЕПИСКОП
Что случилось, дитя мое?

ЖОЗЕФИНА
Монсеньор, помогите мне найти Бога!

ЕПИСКОП
Его не нужно искать, он – везде!

ЖОЗЕФИНА
Но я не вижу его!

ЕПИСКОП
Молись, дитя мое и ты прозреешь!

Епископ осеняет Жозефину крестным знамением и вместе со священниками движется дальше. Жозефина остается одна и срывает с головы платок.

МАРА
Здесь мы его не найдем!

ЖОЗЕФИНА
Вижу!

НАТ. ПЛОЩАДЬ ВОЗЛЕ МЕЧЕТИ. УТРО.

Жозефина с прилегающей улицы осматривает площадь, заполненную молящимися на ковриках мужчинами. Она нерешительно пытается обойти мужчин, но человек, одетый в длинный халат, с круглой шапочкой на голове, останавливает ее.

МУСУЛЬМАНИН
Женщина, Вам туда нельзя!

ЖОЗЕФИНА
Я закроюсь платком.

МУСУЛЬМАНИН
Если Вы хотите помолиться, то делайте этоза спиной у мужчин, а лучше всего, молитесь у себя дома.

ЖОЗЕФИНА
Я ищу Бога!

МУСУЛЬМАНИН
Возьмите Коран, Вы найдете Его там!

Мусульманин уходит к мечети, а Жозефина с навернувшимися слезами на глазах бредет в противоположную сторону.

МАРА
Ты еле ноги волочишь, отдохни!

ЖОЗЕФИНА
Нет!

НАТ. ДОРОГА К СИНАГОГЕ. ДЕНЬ.

Жозефина устало бредет к синагоге. Рядом с ней, на парковке, останавливается богатый лимузин, и из него выходит раввин. Он поправляет свой литвак и тоже направляется в сторону синагоги. Несколько евреев в кипах идут к нему навстречу, приветствуя его. Жозефина вдруг разворачивается, бросается к раввину, хватает его за накидку и трясет.

ЖОЗЕФИНА
Ты видел Бога? Ты видел Бога?

Она начинает рыдать. Иудеи, подоспев, отрывают ЖОЗЕФИНУ от раввина. Он осматривает сначала свой танит, затем сквозь очки, разглядывает Жозефину.

РАВВИН
Отпустите ее, пусть она идет!

ИУДЕИ
Раби, она больна, ей не место среди людей, это опасно!

РАВВИН
Делайте, что вам подсказывает Бог!

Раввин приглаживает пейсы и заходит в синагогу. Один из евреев достает свисток и свистит. Появляется полисмен. Он выслушивает еврея и достает наручники.

ПОЛИСМЕН
Ваши руки, мадам!

Жозефина безразлично протягивает руки, полисмен застегивает на них наручники. Жозефина падает на колени, поднимает руки к небу.

ЖОЗЕФИНА
(кричит)
Где, ты Господи! Почему ты не слышишь меня? Почему Тебя нигде нет?

Из-за угла подъезжает дежурная полицейская машина. Жозефину насильно сажают в нее и увозят.

ИНТ. ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ КЛИНИКА. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА. ДЕНЬ.

Несколько крепких санитаров и врач заводят Жозефину в одноместную палату. На ней больничная роба. Ее укладывают на кровать и пристегивают руки и ноги ремнями.

САНИТАР
(врачу)
Укол будете делать?

ВРАЧ
Конечно! Она напала на раввина!

Врач берет шприц и делает Жозефине инъекцию.

ВРАЧ
Бай-бай, красотка!

Он вместе с санитарами выходит и запирает палату. Жозефина поворачивает голову и видит, как качается и затем расплывется дверь.

ЖОЗЕФИНА
На земле его нет, Мара… и веры тоже нет!

ИНТ. ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ КЛИНИКА. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА. ВЕЧЕР

Жозефина вместе с детьми катается на карусели. У нее все кружится перед глазами. Она присматривается и видит, что это уже не карусель, а комната с пляшущими предметами. Она напрягается, и вращение замедляется, перед ней — больничная палата, а рядом с ней – Фебрюс. Он расстегивает ремни и освобождает ей руки и ноги.

ФЕБРЮС
Ну и где ваш Бог, горемыки? Готтард, ты где, покажись! Нет Готтарда, а я здесь, рядом!

МАРА
(Жозефине)
Я плохо соображаю, что ему надо?

ФЕБРЮС
Мара, заседание суда сегодня в полночь. Опоздаешь, пойдешь на другую работу.

МАРА
Куда?

ФЕБРЮС
В ад, Мара, в специальную зону. Вакансия уборщицы внутренностей!

Фебрюс громко смеется, затем замолкает, отходит к двери и прислушивается.

ФЕБРЮС
Тсс! Тихо, я вас выпущу. Заканчивайте свои дела, у вас три… нет, уже два с половиной часа.

Он касается замка на двери, раздается щелчок и дверь открывается. Жозефина с трудом встает с кровати, и, пошатываясь, направляется к двери. Фебрюс, улыбаясь, освобождает ей путь.

НАТ. ДОРОГА К СТАРОМУ ДОМИКУ. ВЕЧЕР.

Довольно темно. Тускло светит фонарь. Жозефина идет к дому и в нескольких метрах от него останавливается. Она видит, что входная дверь распахнута настежь и вбегает в дом.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. ВЕЧЕР.

Жозефина включает свет и видит, что детей нет. Она ищет их повсюду. Она заглядывает под кровати, в комоды, осматривает кухню, затем открывает мастерскую и заходит туда. Она пуста.

Жозефина садится на кушетку.

ЖОЗЕФИНА
За что…

Она сползает на пол и катается по полу.

ЖОЗЕФИНА
За что!

Жозефина плачет навзрыд. Она сжимается в комок и дрожит всем телом.

МАРА
Эй, сестричка, это не дело! Ну-ка вставай! Вставай, Жозефина!

Жозефина с трудом поднимается с пола, садится на кушетку.

ЖОЗЕФИНА
Кто это сделал?

МАРА
Его вещей нет!

ЖОЗЕФИНА
Каких вещей?

МАРА
Андрэ был здесь. Он забрал свои краски.

ЖОЗЕФИНА
И что? Это его краски… Господи, дети – тоже он? Зачем?

МАРА
Фебрюс.

НАТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ПРУД. ВЕЧЕР.

Готтард сидит с удочкой на берегу маленького пруда. Вокруг – сплошная идиллия: оранжевое заходящее солнце, порхают бабочки, распустились кувшинки. Фебрюс выходит из густых камышей и подсаживается к Готтарду.

ФЕБРЮС
Клюет?

ГОТТАРД
Всего шесть штук.

ФЕБРЮС
Счастливое число!

ГОТТАРД
Кому, как!

ФЕБРЮС
Ладно, к делу! Через пару часов — заседание, но можешь не приходить, лови себе на здоровье, сами все решим.

ГОТТАРД
Нет, Фебрюс, приду, послушаю!

Готтард насаживает нового червя, забрасывает удочку.

ФЕБРЮС
Зачем, Готтард? Я и так расскажу. Мара даст показания, проголосуем, тебя — на отдых, остальных заменим.

ГОТТАРД
И все?

ФЕБРЮС
Нет, конечно! Дальше – сплошная рутина, наведение порядка на земле! Все просто! Один Бог, одна вера, одна религия. Минимум чувств и эмоций, только потребности и инстинкты.

ГОТТАРД
А Бог – ты?

ФЕБРЮС
Тащи, клюет!

Готтард вытаскивает из воды рыбку, снимает ее с крючка, но упускает, и она плюхается в воду и уходит.

ГОТТАРД
Видишь, Фебрюс, не все так просто, как кажется!

Готтард сматывает удочки.

ГОТТАРД
Открою тебе секрет, Фебрюс.

ФЕБРЮС
Какой?

ГОТТАРД
Что там, за железной дверью, в туннеле.

ФЕБРЮС
И что же?

ГОТТАРД
Истина!

ФЕБРЮС
Какая?

ГОТТАРД
Свет – вечен, тьма – нет!

Готтард выпускает всю пойманную рыбу в пруд.

ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. НОЧЬ.

Жозефина собирает детскую одежду. Каждую вещь она бережно разглаживает и складывает в аккуратную стопку.

ЖОЗЕФИНА
Мы жили не далеко от порта, в конце улицы. Отец работал докером и все время пил. Как то его придавило контейнером, и он стал инвалидом. Мама не смогла работать из-за маленького брата, и тогда пошла я. На панель.

МАРА
Почему?

ЖОЗЕФИНА
Так получилось, так было больше денег. Я была совсем еще девочкой, и это нравилась мужчинам. Однажды, я поняла, что беременна. Чтото делать было поздно, и я отказалась от ребенка.

МАРА
Ты родила?

ЖОЗЕФИНА
Девочку, с разными глазами: голубым и карим.

МАРА
Это редкость.

ЖОЗЕФИНА
Я увидела ее через десять лет в богатом доме, куда приехала на вызов к клиенту. К тому времени я уже ни в чем не нуждалась, у меня было все, но после этого я уже не могла спокойно жить. Жизнь потеряла всякий смысл.

МАРА
И ты обратилась ко мне…

ЖОЗЕФИНА
И обрела счастье!

Жозефина прижимает платьице девочки к лицу, затем целует его, со слезами встает и идет к окну. В темном стекле она видит свое отражение.

МАРА
Ты спрашивала, у меня тоже пышные волосы, как и у тебя. Когда я была зримой, то многие засматривались на меня. Мне это очень нравилось, и я была счастлива. Фебрюс лишил меня сущности, и я исчезла. Я перестала чувствовать и ощущать, я стала бездушной невидимой гильотиной.

ЖОЗЕФИНА
И появился Андрэ?

МАРА
Появились чувства, взятые у тебя взаймы, сестричка, такое короткое маленькое счастье…

ЖОЗЕФИНА
И что теперь? Что будет с детьми?

МАРА
Мы найдем их, Жозефина!

Жозефина отходит от окна, останавливается посреди комнаты.

ЖОЗЕФИНА
Где, Мара? В огромном городе?

Жозефина видит, как в воздух с пола взмывает смятая бумажка и парит перед ней. Жозефина ловит ее и разворачивает. Это чек.

МАРА
Читай!

ЖОЗЕФИНА
Чек… 600 евро… подпись…господин САВАЖ, управляющий пансиона САВАЖ…

МАРА
Пансион САВАЖ, они там!

НАТ. УЛИЦА ГОРОДА. НОЧЬ.

Грозовые раскаты грома чередуются с вспышками молнии. Гнутся почти до земли деревья от ветра, крупные капли дождя сбивают листья. Один, за одним, гаснут фонари, и темнота проглатывает дома. Жозефина согнувшись от ветра, пробирается к старому, двухэтажному зданию с вывеской «ПАНСИОН г. САВАЖ». Вокруг здания – ни души, черные проемы окон похожи на пустые глазницы, двери открыты и скрипят на ветру.

ИНТ. ПАНСИОН. ХОЛЛ. НОЧЬ.

Жозефина заходит внутрь и осматривается. В холле никого нет. Тускло светит единственный светильник. Громко тикают напольные часы с маятником. Они показывают половину двенадцатого. Жозефина замечает движение в глубине коридора. Присмотревшись, она видит, как белые тени приближаются к ней.

Жозефина пятится назад.

МАРА
Не бойся, они не тронут!

Тени проплывают вдоль стен и исчезают. Жозефина, проводив их взглядом, идет вперед.

ЖОЗЕФИНА
Куда дальше?

МАРА
К лестнице!

Жозефина поднимается по лестнице.

МАРА
Стой! Прижмись к стене!

Жозефина останавливается, прижимается к стене. Она ощущает вибрацию под ногами, затем видит спускающихся сверху людей. Это — убитые Марой бандиты и налетчики. Следом идет Арабский мальчик вместе с американцем Стивом. Они, оба — в полуразложившемся состоянии. Пропустив их, Жозефина поднимается по лестнице на второй этаж и видит слабый свет в глубине коридора. Слева и справа – множество дверей. Жозефина хочет сделать шаг, но останавливается, обнаружив, что под ней нет пола, и она висит в воздухе.

ЖОЗЕФИНА
Ой!

МАРА
Иди, не бойся!

Жозефина наступает на воздух, и он удерживает ее. Слегка покачиваясь, она идет по коридору второго этажа и видит в конце силуэт человека. Он открывает дверь и заходит в комнату. Жозефина доходит до этой двери, и, остановившись, открывает ее и заходит внутрь.

ИНТ. ПАНСИОН. КОМНАТА. НОЧЬ.

В комнате горит ночник. У окна стоит Фебрюс. Он смотрит на Жозефину, затем на часы, на стене, потом на свои, наручные. Жозефина бросается к нему, сжав кулаки.

ЖОЗЕФИНА
Где дети, гадина?

Жозефина тут же отрывается от земли и беспомощно повисает в воздухе.

ФЕБРЮС
Усмири тело, Мара!

МАРА
Где дети, ФЕБРЮС?

ФЕБРЮС
В соседней комнате. У тебя пятнадцать минут. У них тоже!

Фебрюс подходит к двери, оборачивается, щелкает пальцами, и Жозефина падает на пол.

ФЕБРЮС
Не опаздывай, Мара, не надо!

Фебрюс исчезает за дверью.

ИНТ. ПАНСИОН. СОСЕДНЯЯ КОМНАТА. НОЧЬ.

Жозефина вбегает в соседнюю комнату. Там рядом стоят две кровати. На одной спят дети, на другой — Андрэ в куче разбросанных денежных купюр. Жозефина бросается к детям и осматривает их. Она отходит от кровати и становится на колени.

ЖОЗЕФИНА
Они должны жить, Мара!

МАРА
Я не могу оставить им жизнь!

ЖОЗЕФИНА
Возьми взамен мою! Сделай это сейчас!

МАРА
У тебя ее нет, Жозефина! Я забрала ее еще в
твоей спальне.

ЖОЗЕФИНА
Как же так?

Слышится громкий бой часов.

МАРА
Прости, сестричка! Ты — мертва, и когда я выйду из тебя, ты уже не встанешь.

ЖОЗЕФИНА
Боже, мой!

Она на коленях, рыдая, ползет к детям.

ЖОЗЕФИНА
Мара, пощади!

Часы продолжают бить.

МАРА
Жозефина, пора!

Жозефина, плача, целует спящих детей.

ЖОЗЕФИНА
Простите меня, родненькие, я не смогла…

Она, вдруг, останавливается, отходит от кровати, ложится на пол и закрывает глаза.

ЖОЗЕФИНА
Мара, положи меня красивой!

Мара выходит из Жозефины, поправляет ей платье и волосы, гладит ее руки, и целует ее в лоб. Раздаются последние удары часов. Мара во весь рост замерла между двумя кроватями. На одной спят дети, на другой Андрэ. Мара присаживается на кровать, к детям и стирает с их лбов свои метки смерти, затем, пересаживается на кровать к Андрэ, поправляет его кудри, и, вздохнув, долго целует его в губы и останавливает его дыхание.

ИНТ. ОСТРОВ ТВОРЦОВ. ЗАЛ ВЫСШЕГО СУДА. НОЧЬ.

Зал Высшего Суда переполнен. Обстановка накалена до предела. Друг против друга на тронах сидят Готтард и Фебрюс. Огромный стол пуст, члены суда столпились за их спинами, нервно переговариваясь и нетерпеливо глядя на часы. Когда часы бьют последний раз, открывается дверь и в зал входит Мара. Зал замирает. Воцаряется полная тишина. Слышны лишь шаги Мары. Она приближается. Все смотрят, куда она подойдет. Мара подходит к центру стола и останавливается. Напряжение зала достигает наивысшей точки. Мара смотрит в сторону Фебрюса, потом в сторону Готтарда, затем разворачивается, и высоко подняв голову, идет и становится рядом с Готтардом. Немая сцена.

НАТ. АД. РАБОЧАЯ ЗОНА. ДЕНЬ.

БУМ! БУМ! БУМ!

Грохот и скрежет. Мара идет по главной дороге ада, осматриваясь по сторонам. Вокруг нее кипит работа. В каждом секторе – свои службы и исполнители. Несчастные грешники стоят в ожидании своей очереди на профилактические процедуры. Горят костры, лязгает железо, слышны страшные крики людей. Низшие служители, кланяясь и пятясь, освобождают Маре путь, перешептываясь друг с другом. Мара останавливается у сектора суицида и видит Жозефину. Она сидит на земле, поодаль, сжавшись в комок. Мара подходит к ней, поднимает ее с земли.

МАРА
Привет, сестричка, узнала?

ЖОЗЕФИНА
По голосу.

МАРА
Плохо?

ЖОЗЕФИНА
Страшно!

МАРА
Терпи, через пару дней вернешься домой!

ЖОЗЕФИНА
Правда?

МАРА
Так решил Готтард.

Жозефина со слезами обнимает Мару.

ЖОЗЕФИНА
А как же ты?

МАРА
Нормально! Отбуду наказание и обратно,на
работу.

ЖОЗЕФИНА
Тоже он?

МАРА
Угадала.

ЖОЗЕФИНА
Почему он сразу не помогал нам?

МАРА
Его помощь не всегда замечают, особенно когда ходят по воздуху, как по земле и выживают в пустыне без воды.

ЖОЗЕФИНА
Фебрюс… тоже здесь?

МАРА
А как же, куда он денется. Вернул меня мне! Заставили.

ЖОЗЕФИНА
Вижу, ты красивая!

Мара откидывает назад шикарные волосы.

МАРА
Правда? Не знаю, как теперь буду работать после всего.

ЖОЗЕФИНА
Я видела Андрэ.

МАРА
Он тоже здесь! Человек должен отвечать за свой выбор, как поступать и куда идти. Сюда точно не стоит.

ЖОЗЕФИНА
Жалко его!

МАРА
Ничего! Я о нем позабочусь!

Жозефина и Мара смеются.

МАРА
Чем займешься, одной плохо.

ЖОЗЕФИНА
Почему одной? Нас теперь трое!

МАРА
Счастливая! А меня никто не ждет…

МАРА отворачивается.

ЖОЗЕФИНА
Мара, ты плачешь?

МАРА
Нет, это просто дым от костра!

ЖОЗЕФИНА
Когда мы увидимся?

Мара отбрасывает со лба волосы Жозефины и осматривает его.

МАРА
Не скоро!

Мара оставляет Жозефину и уходит, постепенно скрываясь за дымами кост

© Copyright: Геннадий, Email Author

  • Ответить
    Автор
    cogliostro (3 comments)

    Здравствуйте Геннадий!
    Ознакомился с вашей работой, и хочу поделиться с вами своими впечатлениями.

    Смотрели-ли вы фильм «Ангел-А»? Именно этот фильм представился у меня в голове, после прочтения вступительной сцены и сцен на теплоходе. Однако вот он тонет, и начинается совсем другая история с тонущими люди, погибшим священником, «взрывающимися и сгорающими заживо» бандитами и прочими прелестями. Такой резкий переход напрягает и сбивает с толку. Ведь начиная с логлайна, вступительной речи Мары и шуток на корабле ты настраиваешься на волну, а история оказывается совсем о другом. Если вы хотели написать серьезную историю, то к чему такой монолог и к чему шутки?

    Плюс ко всему, текст в целом тяжело читается из-за прозаичных описаний действий. Старайтесь укладываться в 3-4 строки. Если не получается и вы хотите подробно описать действие/обстановку в месте действия, то просто разделяйте один большой кусок на 2-3 маленьких. Например кусочек «Она не может влезть в круг, дети мешают ей, и чтобы сделать это, ей необходимо освободить хотя бы одну руку, а значит, бросить одного ребенка». В данном отрывке можно придать больше динамики, или вовсе сократить. Например:

    Она не может влезть в круг, из-за детей, которых она держит в каждой руке.
    С криками, она отпускает одного из них.
    Цепляется за круг освободившейся рукой.

    По поводу диалогов хочется отметить разговоры Фебрюса и Готтарда. В таком виде, в котором они сейчас, они не работают. Во-первых, все измышления Фебрюса по поводу текущего положения дел на Земле едва ли станут чем-то новым или интересным для читателя/зрителя чей возраст уже перевалил за 18 лет (а судя по жестокостям описанным в историях, эта история рассчитана именно на эту аудиторию). Во-вторых, Готтард представляется полнейшим глупцом раз в прямую спрашивает Фебрюса «неужели всё так плохо?». Он что, не осведомлён? Возможно вы хотели сказать, что у Готтарда нет времени следить за людьми, или что он разочаровался в них, но в таком случае, зачем Фебрюсу Апокалипсис, если ему и так по факту всё подконтрольно, если Готтард вообще не в курсе? Возможно их диалоги читались бы по другому, если бы Мара в своём первом монологе не дала понять кто из них кто.

    По поводу логлайна. В начале истории вы задаёте классную интригу, что она выберет: спасение или Апокалипсис? Но в логлайне написано, что «спасает мир». Плюс в логлайне написано, что «вселяется в тело проститутки», однако о том, что Жозефина проститутка мы узнаем только ближе к концу.

    Мара. Вскоре после крушения становится понятно, что она выберет. Вы показываете её привязанность к детям, Андрэ, но совсем не видны её сомнения в своём будущем выборе. И становится непонятно — зачем продолжать читать? Все было бы понятно, если бы это была комедия/боевик. Тогда было бы интересно скорее «как» происходит её путь к цели, а не какой выбор она сделает. Но увы, у вас претензия на разговор на серьезные темы. Иначе зачем было вставлять попытки изнасилования матери, Мары или «плавящийся вместе с рукой пистолет»?
    Ещё один любопытный вопрос — с чего Мара так расчувствовалась? Я не увидел этого в тексте. «Внутренние» переживания/ощущения это прекрасно, но как это показано на экране?
    Я считаю, что вам нужно точнее определить жанр и подвести всё под него. Из неё может выйти неплохая трагикомедия, из неё может выйти хорошая драма. Нужно только выбрать и подредактировать.
    Не бросайте.

    Далее приведены ошибки касательно формата и текста в целом.

    — Имя персонажа пишется большими буквами только при первом упоминании в блоке описания действия.
    Например, обратите внимание на сцену первого диалога Фербюса с Марой.
    — Сцена ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. МАСТЕРСКАЯ. ДЕНЬ. Андрэ за день успел нарисовать картину?
    — Сцены в храме, мечети и синагоге. Если вы не в материале, то лучше не трогайте эту тему. Попробуйте
    сказать то что хотите другими способами.

    Обратите внимание
    — «ходит по огромной спальне, обставленной в МОДНОМ стиле» — что такое модный стиль?
    — «она чувствует незнакомые ощущения» — как это показано на экране?
    — «прислушиваясь к новым ощущениям» — а это?
    — «утренний рассвет» — вечерний закат/сладкий сахар
    — «хау мач, бэби?» — лучше на английском
    — «немая сцена»

    Опечатки
    — «и с восхищением разглядывает Мара» — Мару
    — Сцена, когда Фебрюс приходит в СТАРЫЙ ДОМИК. Два раза написан блок времени и места действия
    «ИНТ. СТАРЫЙ ДОМИК. УТРО»

    Слишком литературно
    — «утопая в подушках»
    — «поражает богатством и роскошью»
    — «Луна освещает место катастрофы, как огромный фонарь»
    — «взревев, как тигрица»

    P.S
    Мелочь с обоями во время секса классная

    С уважением,
    Cogliostro

    3