• Пост в Google+

Полностью черный экран, на котором белыми буквами проступает надпись: Только ты решаешь – сколько тебе жить…

НАТ. ТРАМВАЙНАЯ ОСТАНОВКА ВЕЧЕР

На остановке стоит АНДРЕЙ, мужчина 40 лет, приятной, но усталой, измученной наружности, в плаще. В одной руке у него пакет с неопределимым содержанием, в другой телефон.
Андрей смотрит на часы в телефоне, они показывают «22.40», потом вглядывается вдаль трамвайных рельс. Он явно нервничает.

Звонит телефон. Андрей отвечает.

АНДРЕЙ
Нет, еще не еду. Да трамвая нет! Представляешь, минут двадцать стою – ни одного! Хотя время еще не позднее, да и в ту сторону уже два проехали. Куда они только деваются? Лен, да что я могу сделать? Ну что? Не такси же вызывать ради трех остановок? Ага, пешком… целый день без присяда на этой чертовой и еще на своих же пойду? Да подожду и ты жди. Как там, помнишь, жди меня и я вернусь… алло! Лен! Лена!
(недоуменно смотрит на телефон)
Да и черт с тобой!

Убирает телефон, всматривается вдаль рельс, перед собой… замирает, вспомнив о чем-то важном. Достает телефон, роется там, находит контакт «Катя», умиротворенно смотрит на фотографию симпатичной улыбающейся девушки. Андрей тоже улыбается, лицо его становится мягче и радостнее. Потом он вдруг резко собирается, лицо делается строгим, он выключает контакт и видит как в его сторону двигается трамвай.

АНДРЕЙ
Ну наконец-то!

Трамвай подходит к остановке, передняя дверь открывается, Андрей дает деньги водителю – неприметной девушке в оранжевом жилете – и проходит в салон.

ИНТ. САЛОН ТРАМВАЯ НОЧЬ

Салон трамвая абсолютно пуст. Андрей несколько удивлен, потому что раньше такого никогда не было.

Он садится в середине салона, к окну, смотрит в окно. За окном гораздо темнее, чем было когда он стоял на остановке. Андрей невольно приподнимается смотрит в открытое маленькое окошко. Так же темно.

АНДРЕЙ
Черт знает что такое…

Трамвай приближается к следующей остановке, на которой стоит несколько человек. Не останавливаясь, трамвай проезжает дальше. Андрей ошеломленно замечает, что люди на остановке никак не реагируют на трамвай, они нетерпеливо смотрят вдаль рельс в ожидании транспорта. Ни один человек не обратил внимания на только что проехавший, ярко освещенный, громыхающий по рельсам трамвай.

АНДРЕЙ
(кричит)
Девушка, а мы случайно не в депо едем?

Молчание.

АНДРЕЙ
Хм, забавно…

Осматривается в салоне.

Между тем, трамвай подходит к следующей остановке, где так же стоят несколько человек. И трамвай так же, не останавливаясь, проезжает мимо. И люди на остановке так же его не замечают.

Андрей тревожно провожает их взглядом. Потом решительно встает и идет в сторону кабины.

АНДРЕЙ
Не хватало еще, чтобы и мою проехали.

Он подходит к кабине, заглядывает туда и замирает.

В кабине – никого нет.

Он изумленно поворачивается опять в салон, снова в кабину. Совершенно обескуражено возвращается в салон и садится на свое место.

АНДРЕЙ
Да чушь какая-то. Мы же нигде не останавливались…

Непродолжительное время он просто смотрит перед собой, напряженно обдумывая сложившуюся ситуацию. Внезапная догадка возвращает его в действительность.

Он резко встает и быстро идет в сторону кабины.

АНДРЕЙ
Надо же его остановить! Не дай Бог врежемся или задавим кого-нибудь.

Андрей заходит в кабину трамвая.

ИНТ. КАБИНА ТРАМВАЯ НОЧЬ

Андрей осматривает панель управления.

АНДРЕЙ
По идее ничего сложного. Так, а что если…

Он неуверенно нажимает одну из кнопок. Ничего не происходит.
Тогда он нажимает другую – ничего! Трамвай мчит.

Подъезжают к остановке Андрея и это дает ему дополнительные силы. Он без разбора давит на все кнопки, нажимает рычаги – ничего. Трамвай едет в прежнем режиме.

АНДРЕЙ
(в сильном замешательстве)
Должна же была хоть одна дверь открыться… Этого просто не может быть!

Трамвай проезжает его остановку.
Тогда Андрей кидается в салон.

ИНТ. САЛОН ТРАМВАЯ НОЧЬ

В салоне Андрей судорожно осматривает двери, окна, стены – ищет запасной выход.

АНДРЕЙ
(нервно напевая)
Выход, выход запасной… где ты выход дорогой?

Ничего не находит.

АНДРЕЙ
(в бешенстве)
Да где этот гребанный выход???

Тогда он снова кидается к окнам, высовывает голову в открытое окошко и начинает кричать всем прохожим, которые попадаются на пути. Ни один человек не обращает на него внимания. Его как будто не существует.

Андрей обессилено засовывает голову обратно в салон. Садится на свое место и тупо смотрит в сторону кабины.
Так проходит какое-то время.

Внезапно он хватает себя за карман плаща и достает оттуда телефон. Находит последний контакт «Лена» и звонит. Ему отвечают.

АНДРЕЙ
(очень торопливо)
Лен, выслушай меня внимательно. Это очень важно… Не перебивай, прошу тебя! Лена! Да заткнись ты, послушай меня!!!

Андрей тут же замолкает, его глаза расширяются от сильного потрясения. Несколько секунд он молча слушает трубку, потом негнущейся рукой опускает телефон. Из динамика слышится женский голос.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Что ты, где ты? Ты уже едешь? Как нет? И что, ты так и будешь там торчать? Иди пешком, что за детский сад? Короче…
Что ты, где ты? Ты уже едешь? Как нет? И что, ты так и будешь там торчать? Иди пешком, что за детский сад? Короче…
Что ты, где ты? Ты уже едешь?

Андрей выключает телефон.

Потом, нахмурившись, ищет в телефоне контакт «Катя», нажимает «Вызов» и очень осторожно подносит трубку к уху. Тут же зажмуривает глаза и потом медленно их открывает. Слушает. Затем подносит телефон к лицу, смотрит на фотографию симпатичной улыбающейся девушки.

Из динамика слышится плачущий женский голос.

ПЛАЧУЩИЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Андрюш, я не могу без тебя, понимаешь? Физически не могу. За что ты так со мной, что я сделала не так? Прости, прости меня, если я чем-то тебя обидела. Только не уходи, не отворачивайся от меня. Андрюшенька, миленький, умоляю тебя. Что? Жена? Она никогда не узнает. Три месяца прошло никто не знает и не узнает никогда. Я клянусь тебе! Дай мне еще один шанс, прошу тебя.
(рыдания)
Андрюш, я не могу без тебя, понимаешь? Физически…

Андрей резко выключает телефон. Убирает его в плащ. Обхватывает лицо руками, трет его. Смотрит в окно. Город живет своей жизнью. И в данный момент в нем нет никакого трамвая.

Озадаченно Андрей встает, осматривается по сторонам, задерживает взгляд на поручнях. Подходит в самый конец салон, хватается за поручни с одной стороны, там где в ряд одноместные сиденья, приподнимается на них, слегка отталкивается от сиденья и с силой бьет ногами по окну. Ничего! Снова и снова Андрей бьет в окно. Безрезультатно.

Он останавливается. Поворачивается в салон.

Ближе к выходу на сиденье спиной к нему, в таком же плаще как у Андрея, сидит какой-то мужчина.

Андрей шокирован. Он очень неуверенно и настороженно подходит к незнакомцу. Заглядывает ему в лицо и тут же отскакивает назад.

На сиденье сидит он сам – его двойник. Двойник не мигая смотрит перед собой, ни на что не реагирует.

Андрей садится напротив него, в другой ряд сидений, и потрясенно смотрит на двойника.

АНДРЕЙ
Эй? Ты меня слышишь?

Никакой реакции.

АНДРЕЙ
(каким-то чужым голосом)
Андрей?

Никакой реакции.

Андрей встает и подходит к нему, берет его за плечо, чтобы как-то встряхнуть, но тут двойник резко и с нечеловеческой силой хватает его за голову и приближает лицо Андрея к своему так близко, что Андрей в упор смотрит в глаза двойнику. Зрачки двойника обретают картинку и Андрей растворяется в увиденном.

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

Андрей стоит на обычном городском кладбище. Недалеко от него, среди траншей свежезасыпанных глиной могил, обрамленных деревянными крестами и пластмассовыми венками, зияет свежая яма. Возле нее стоит небольшая кучка людей, на табуретках гроб в нем мужчина. Около гроба стоит СВЯЩЕННИК и поет что-то церковное, размахивая кадилом.

Андрея влечет к этой яме и он идет к людям. Подойдя к толпе, он замечает среди нее всех своих родных, близких и друзей, которых не так уж и много. Страшная догадка осеняет его и он не в силах повернуться к гробу.

Наконец, поворачивается и подходит к гробу. Разумеется, в нем лежит он сам. В строгом черном костюме, накрытый белоснежным саваном, с церковной полоской на лбу. Лицо усопшего несколько изменено и искажено какой-то злобой и явным неудовольствием.

Андрей неотрывно глядит на себя. Сзади он вдруг слышит недовольный голос ЛЕНЫ, своей жены.

ЛЕНА
Батюшка, а нельзя ли чуть побыстрее?

Он резко оборачивается и смотрит на жену. Лена стоит и копается у себя в телефоне, жуя жвачку.

СВЯЩЕННИК
Да, да, конечно…
(продолжает петь)

Андрей вопросительно смотрит на друзей, на одного, на другого. Они молча, со следами легкой скуки, наблюдают за происходящим. Никто не делает замечания Лене. Андрей потрясен.

Внезапно у него звонит телефон. Причем мелодия не такая как обычно, а звонит так, как сигналит трамвай. Мелодия не останавливается. Андрей судорожно ищет в кармане телефоне и тут замечает, что все на него смотрят.

ЛЕНА
Мужчина, нельзя ли побыстрее? Тут вообще-то похороны.

АНДРЕЙ
(изумленно)
Что?

ЛЕНА
Что? Что? Выключи свой сранный телефон!

Андрей не глядя нажимает кнопку и перед ним вновь пустой салон трамвая.

ИНТ. САЛОН ТРАМВАЯ НОЧЬ

В трамвае снова никого. Андрей сидит там же, где его притянул двойник. Андрей пытается обдумать произошедшее, но тут снова раздается трель трамвая. Трамвай сигналит! В кабине кто-то есть?

Андрей резко вскакивает и несется к кабине. В кабине никого. Трамвай вновь сигналит.

На рельсы выбегает мальчик лет трех, у Андрея захватывает дух. Трамвай не останавливаясь едет на мальчика.

Андрей снова панически жмет на все кнопки. Безрезультатно!

Андрей видит как мальчик исчезает под трамваем. Слышен пронзительный женский крик.

Андрей обессилено падает в кресло водителя и опустошенно смотрит вперед.

Трамвай едет уже по второму кругу, приближается к остановке, на которой в него сел Андрей, едет дальше. Город живет своей жизнью.

Вдруг трамвай останавливается. И дверь кабины, ведущая в салон, резко и сильно захлопывается. Андрей вздрагивает.

Открываются внешние двери трамвая. В трамвай начинают заходить люди.

Андрей резко вскакивает, пытается открыть дверцу, но дверь ничуть не поддается. Тогда он начинает бить в стекло дверцы и орать. Люди на него не реагируют. Вглядываясь в новых пассажиров, он перестает подавать знаки, потому что вид их откровенно странен и пугающ.

Сначала заходит кашляющий высокий и очень худой молодой человек – ТУБЕРКУЛЕЗНИК, со втянутыми скулами. Он постоянно кашляет в грязный серый платок и потом его рассматривает. За ним какая-то старуха в ярком нарядном платке, но в абсолютно грязной истлевшей местами одежде. Входит какая-то женщина с измученным лицом и с глубоким шрамом на шее, на руках у нее мальчик лет трех – тот самый сбитый трамваем мальчик, у ребенка нет ног. Он неотрывно смотрит на женщину. Двое военных времен ВОВ, в шинели, измазанной в крови, они что-то весело обсуждают. Входят еще какие-то люди, с отрешенным взглядом, некоторые одеты так, как одевались в 30-е, 50-е годы. В общей сложности, заходит человек 10. Все они садятся порознь друг от друга, кроме военных никто ни с кем не разговаривает.

Андрей осторожно отходит от дверцы и испуганно садится в кресло водителя.

Двери трамвая закрываются, и он трогается с места. В ту же самую секунду открывается дверца кабины. Глаза Андрея расширяются от ужаса. Он недвижим.

Вдруг из салона слышится старческий голос.

СТАРЧЕСКИЙ ГОЛОС
Андрюша?

Андрей выпрямляется и страх на лице еще сильнее.

АНДРЕЙ
(шепотом)
Мама?

НАТ. ДВОР В ЧАСТНОМ ДОМЕ СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ, ВОСПОМИНАНИЕ

ДЕВУШКА вешает белье на веревки, по двору носится МАЛЬЧИК лет 4-х, который играет с самолетом.

ДЕВУШКА
(смеясь)
Андрюшка, аккуратнее, не зашибись!

МАЛЬЧИК
Уууууууу!!! Первый, первый, идем на посадку!

ДЕВУШКА
А где будет посадка? Как на счет сочного арбуза? А?

Мальчик подбегает к девушке.

МАЛЬЧИК
Мам, я же стану настоящим летчиком?

ДЕВУШКА
Конечно станешь, радость моя! Самым знаменитым летчиком!

МАЛЬЧИК
Урр-р-раа!!!!

Пытается убежать, но девушка цепко хватает его и берет на руки.

ДЕВУШКА
Но сначала нужно как следует подкрепиться, мой герой!

МАЛЬЧИК
Подкрепиться, подкрепиться, хочу арбуз!

ИНТ. КОМНАТА В ЗАЛЕ ВЕЧЕР

По разные стороны от круглого стола в центре комнаты стоят женщина лет 45 – МАМА и молодой Андрей. Андрей озлобленно смотрит на мать. Тускло горит лампа от напольного бра.

МАМА
Андрюшенька, не кричи на меня, сынок. Послушай!

АНДРЕЙ
Да сколько можно, мам? Ты совершенно не даешь ей проходу, Лена так старается, чтобы тебе угодить. Так нет же! Тебе все мало. Зачем ты это делаешь? Я не пойму – зачем? Ты хочешь, чтобы мы с квартиры съехали. Не вопрос! Завтра же нас здесь не будет.

МАМА
(плачет)
Что ты сынок? Как можешь ты так говорить? Я ни в чем перед тобой не виновата. Ты просто не знаешь эту женщину! Ты не знаешь ее!

АНДРЕЙ
Хватит, я уже наслушался выше крыши. Не бойся, мы не претендуем на твою квартиру, нам вообще от тебя ничего не нужно. Завтра нас здесь не будет, как ты и хотела. Оставь нас в покое!

МАМА
(плачет)
Сынок, Андрюшенька, не злись на меня, умоляю. Я не хочу, чтоб ты мучился, не хочу, чтобы она всю жизнь тебе поломала. Какая квартира? Живите! Я! Я уйду.

АНДРЕЙ
Куда ты уйдешь? Послушай себя.

МАМА
Я найду куда. Я не буду больше вам мешать…

ИНТ. СОВЕРШЕННО ДРУГАЯ КОМНАТА ВЕЧЕР

Повзрослевший Андрей сидит за компьютером. Входит Лена.

ЛЕНА
А, забыла сказать, днем звонили. Старуха умерла.

АНДРЕЙ
Может так оно и лучше…

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

ГОЛОС МАМЫ
Ты не мог бы подойти ко мне, сынок?

Андрей некоторое время смотрит перед собой, борясь с собой, собираясь с мыслями и решимостью. Затем он неуверенно встает и направляется в салон.

ИНТ. САЛОН ТРАМВАЯ НОЧЬ

Андрей входит в салон, пассажиры все как один устремляют на него взгляд. Военные перестают разговаривать, и только парень продолжает кашлять и разглядывать платок. Ближе к концу салона, на двухместном сидении, у окна, сидит мама – старушка в очень опрятном платке и скромном, но чистеньком платье. Она сосредоточенно смотрит на Андрея, улыбается краешком губ.

Андрей не очень уверенно двигается в сторону мамы, невольно разглядывая пассажиров. Проходя мимо кашляющего парня, он замечает, что у того на платке кровь.

Подходит к маме, но не садится.

МАМА
Здравствуй, сынок.

АНДРЕЙ
(сипло)
Здравствуй.

МАМА
Вот и свиделись. Что-то же ты не садишься?

АНДРЕЙ
Как же я сяду? Ты… ты же умерла. Тебя не может здесь быть. Мы же тебя похоронили 8 лет назад.

МАМА
Как же я могла тебя оставить, Андрюшенька? Она же тебе всю жизнь поломала или мама была не права?

АНДРЕЙ
Права… права конечно.

На глазах Андрея появляются слезы. Он осознает ту чудовищную несправедливость, которую допустил в отношении матери при жизни.

АНДРЕЙ
Мама… мамочка, прости меня! Прости меня дурака, мама!

Кидается к ней, обнимает. Она прижимает его к себе, поглаживает, он рыдает у нее на плече.

АНДРЕЙ
Как я мог? Как я мог так с тобой? Мама, я так тебя люблю, прости меня, прости, прости…
(захлебывается в рыданиях)

МАМА
Ну, что было, то было. Полно! Не вини себя, Андрюшенька. Я не держу на тебя зла, сынок. Поплачь, поплачь, авось легче станет.

Андрей потихоньку успокаивается. Мама мягко отстраняет его от плеча, рассматривает его лицо.

МАМА
Большой такой стал, волоски седые появились. На отца так похож. Один в один.

АНДРЕЙ
А ты совсем не изменилась. Лицо только счастливее стало. Тебе хорошо там?

МАМА
Хорошо, сынок. Получше, чем здесь было. За платье спасибо вам, хороший цвет и в целом хорошо проводили.

АНДРЕЙ
Прости, что не устраивали поминки…

МАМА
А зачем они? Пустая трата денег. Не переживай.

Парень в трамвае захлебывается кашлем и тут Андрей собирается с мыслями, вспоминает где он и что происходит.

АНДРЕЙ
Мам, что происходит? Кто эти люди и что это за трамвай?

Мама гладит Андрея по голове, любуется им.

МАМА
Это хороший трамвай, он помог нам встретиться. А люди? Люди тоже хорошие… кто-то из них умер в этом трамвае, как тот туберкулезник, кого-то он задавил, солдатики в нем атаку отражали…

АНДРЕЙ
А я? Зачем здесь я?

МАМА
Чтобы быстрее попасть домой. Ты хотел домой, вот и приехал этот трамвай. Он отвезет нас домой.

Андрей озадаченно смотрит на мать.

АНДРЕЙ
Нас?!

МАМА
А что ты удивляешься, сынок? В твоем доме тебе не рады. Не могу же я допустить, чтобы мой мальчик страдал? Мы едем ко мне. В твой новый дом. Там тебе будет хорошо. Обещаю тебе, мой маленький летчик!

Андрей отстраняется от матери. Он напуган.

АНДРЕЙ
Но я еще не хочу. Я молод, мама. Еще не время! Нет, нет, я совсем этого не хочу.

МАМА
Зачем ты опять споришь? Тем более сейчас, когда знаешь, что мама плохого не посоветует. Мы едем домой.

АНДРЕЙ
Я хочу жить! Жить!

Мертвые оборачиваются на Андрея, по салону проносится недовольный гул голосов.

МАМА
Тише, тише. Андрюш, как жить? Так как ты живешь? Зачем?

АНДРЕЙ
У меня все еще будет хорошо.

МАМА
Уже не будет, глупенький. Жизнь кончена.

АНДРЕЙ
Да что ты знаешь, мама?

МАМА
Через год эта стерва заставит тебя идти пешком с остановки, и ты пойдешь, как миленький. Потому что к тому времени от моего Андрюшеньки не останется ничего человеческого. И тебя убьют в драке, сынок. Тебя убьют!
Хорошего ничего уже не будет, ты вернешься ко мне сломленный и раздавленный. Потребуется много времени и сил, чтобы вернуть тебя в прежний вид. Как я могу это допустить? Мое материнское сердце кровью обливается, глядя на твою загубленную жизнь. Поэтому я забираю тебя сейчас, пока еще не поздно.

Андрей совершенно потрясен.

АНДРЕЙ
Но я могу все изменить, мама! Особенно теперь когда я знаю все! Я могу изменить!

Мама снисходительно смотрит на него и потом отрицательно машет головой.

МАМА
Ты уже слишком слаб для перемен. И мы оба это понимаем.
(ДАЛЬШЕ)

МАМА (ПРОД.)
Не спорь со мной, чтобы потом опять не извиняться. Когда наступит утро – мы будем дома. Осталось недолго!

АНДРЕЙ
(вскакивает, кричит)
Я не хочу, не хочу, не хочу так! Мама!

МАМА
Ты ничего уже не можешь сделать… Слишком поздно.

АНДРЕЙ
Ну уж нет, нет! Я выберусь из этого чертова трамвая!

Он еще раз оглядывается по сторонам, смотрит на пассажиров, секунду медлит, потом падает на колени.

АНДРЕЙ
(мстительно)
Вас никого здесь нет. Никого! Вы мертвы!

Андрей закрывает глаза, уверенно перекрещивается несколько раз.

Мы видим только его лицо.

АНДРЕЙ
Отче наш! Сущий на небесах. Да святится имя твое, да придет царствие твое, да будет воля твоя… даждь хлеб нам… здесь… здесь… Господи, прости меня, грешного. Прости господи, спаси и сохрани меня. Избави от беса лукавого… Господи, на тебя уповаю. Защити! Прости, прости…

Андрей еще несколько раз крестится. Мы не видим что происходит вокруг него.

Снова лицо крупным планом. На нем вдруг появляется какое-то умиротворение. Андрей спокойно дышит. Осторожно открывает глаза.

Он видит как на него кидается туберкулезник, тот хватает его за горло, валит на пол и начинает бить Андрея по лицу.

ТУБЕРКУЛЕЗНИК
От лукавого? От лукавого говоришь? Как же, спасет он тебя! Ожидай! Он никого не спасает! Когда я здесь валялся на грязном захарканном полу, задыхаясь от кашля где он был??? Где??? Спасет…

Андрей пытается его скинуть, но туберкулезник очень крепко сидит, продолжая наносить удары.

ТУБЕРКУЛЕЗНИК
Никто! Тебя! Не спасет!!!
Никто и никогда!

Тут туберкулезник снова заходится кашлем и тогда уже сам сползает с Андрея.

Губа Андрея разбита, из носа течет кровь. Вытирая лицо, он встает и собирается ударить ногой захлебывающегося туберкулезника, но тот проявлять непостижимую прыть – злобно оскалившись, хватает Андрея за ногу и с нечеловеческой силой откидывает в зад трамвая.

Андрей бьется спиной об стекло и падает на пол. На некоторое время он лишается чувств.

Когда он приходит в себя, в салоне никого нет. Да и сам салон уже не тот. В нем нет ни единого сиденья. Вместо них по бокам салона стоят венки, на которых красуются надписи «Дорогому папочке от сына Игоря», «Дорогому Андрюше от любящей жены» и т.д. Ближе к кабине стоит деревянный крест, на нем табличка «Володарский Андрей Игоревич 1974-2014» и приветливое фото самого Андрея.

Андрей ошеломленно встает. Медленно и напряженно идет вдоль салона, на некоторых венках щупает цветы, поправляет ленту. Лицо Андрея опустошенно. Он еще раз оглядывает салон и лицо его обретает смирение.

АНДРЕЙ
А может мама и права?
Зачем жить? Что в ней?
Сколько ее осталось… ничего уже не будет как раньше. Ничего хорошего тоже не ожидается. Да… да, я встречу смерть как мужчина – смиренно и в сознании.

Он идет к кабине. Трогает крест.

АНДРЕЙ
Хороший. Прочный. Не пожалели денег. И на этом спасибо.

Заходит в кабину. Садится. Подпирает лицо руками.

АНДРЕЙ
Интересно, а как оно будет? Свет в конце тоннеля? Любопытно.

Внезапно раздается трель трамвая. Андрей вздрагивает. Трамвай звонит еще несколько раз.

Андрей пытается разглядеть путь перед трамваем.

Мы видим из кабины, что перед трамваем еще полумрак. Полумрак. Полумрак. Еле различимое белое пятно.

АНДРЕЙ
Вот оно, наконец-то.

Белое пятно понемногу увеличивается.

Андрей напрягается и смотрит уже очень сосредоточенно, напряженно.

Белое пятно обретает образ женщины.

Андрей сильно взволнован.

Образ женщины чуть ближе. Она в светлом платье, с сумочкой.

АНДРЕЙ
Катя! Катя, уйди!

В лице женщины мы действительно издалека видим черты Кати, как на фото с телефона.

Ясное дело,

КАТЯ его не слышит и с путей не уходит. Между тем, трамвай все ближе.

АНДРЕЙ
(кричит, бьет руками по стеклу)
Уйди! Уйди, дура. Катя! Катенька!!!

Он оглядывается по сторонам, выбегает в салон, оглядывается там.
Внезапно хватает крест, с трудом его приподнимает и заносит нижней частью его вперед, в кабину водителя.

Разбегается и с силой бьет им по лобовому стеклу трамвая. Вместе с крестом отлетает назад. Стекло невредимо. Он снова хватает его и вперед.

АНДРЕЙ
Никто! Не спасет! Я спасу! Катя! Ну давай же…

Он бьет крестом в стекло, трамвая звонит и приближается все ближе к девушке. Она недвижима.

Внезапно вспыхивают венки в салоне. Все горит! Едкий дым заполняет весь трамвай.

Андрей поднимает плащ до уровня носа и продолжает бить в стекло. Отчаяние его велико и сила ударов тоже на пределе.

АНДРЕЙ
Ну давай, давай!!! Назад пути нет!!!

Он падает под тяжестью креста, поднимается снова, руки его стерты в кровь.

Все в дыму, но мы видим его лицо руки.

Он продолжает бить крестом в стекло.

Трамвай звонит не переставая.

Из салона Андрей слышит голос матери.

ГОЛОС МАТЕРИ
Андрюшенька! Андрюша, сынок! Помоги мне! Здесь нечем дышать. Мальчик мой!

Андрей не перестает бить по стеклу.

АНДРЕЙ
Прости мама, но здесь я нужнее… Прости, прости.

Катя совсем близко. Она опускает голову и закрывает лицо ладонями.

Андрей в совершенном отчаянии, он кашляет от дыма. Но собирается с силами, отходит немного в салон, разбегается и с диким нечеловеческим криком бежит с крестом на стекло.

Бьет его. Слышен звон стекла.

Трамвай резко останавливается в нескольких сантиметрах от Кати.

От такой остановки Андрея кидает на лобовое стекло и откидывает от стекла на пол. Все в дыму.

ИНТ. ДРУГОЙ САЛОН ТРАМВАЯ УТРО

Постепенно дым рассеивается и Андрей видит на собой освещенный утренним солнечным светом черный от старости и копоти потолок трамвайной кабины. Слышно как где-то поют птицы.

Андрей осторожно приподнимается. Оглядывается.

Салон трамвая представляет собой старое, ржавое, местами разломленное сооружение. Многих сидений нет, а те которые остались являют собой обломки железа. Стекол нет. А сам бывший салон весь черный от грязи и копоти.

Андрей смотрит в окно. Вокруг тоже стоят трамваи – такие же старые и забытые, как и этот. Андрей, с разбитым лицом, в грязной и рванной одежде, выходит из трамвая.

НАТ. ДЕПО РАННЕЕ УТРО

Рельсы, на которых стоит трамвай Андрея, давно покрыты землей и обильно заросли травой и кустарниками. Видно, что и остальные трамваи тоже стоят здесь не первые годы.

Андрей пробирается между разваленными и забытыми трамваями. Идет в сторону здания депо. Все больше появляются новые, работающие трамваи.

Андрей выходит из депо.

НАТ. УЛИЦА УТРО

Людей на улице еще не так много, но уже ездят редкие машины.

Андрей садится на траву, недалеко от депо, и непродолжительное время просто сидит, с любопытством поглядывая на выезжающие из депо трамваи. Лицо его спокойно. Он слегка улыбается.

Потом достает из плаща телефон, находит там Катю и набирает ее.

КАТЯ
(заспанный голос)
Андрей?

АНДРЕЙ
Сделаешь кофе?

КАТЯ
А жена?

АНДРЕЙ
Какая жена, глупышка? Ставь чайник, я скоро приду.

КАТЯ
Надолго?

АНДРЕЙ
На всю оставшуюся жизнь.

Конец.

© Copyright: Шандров Андрей, Email Author
Свидетельство о публикации №20170609143408

  • Вершинин Владислав
    Ответить
    Автор
    Вершинин Владислав Вершинин Владислав (9 comments)

    Здравствуйте Александр! Прочитал вашу работу и хотел бы поделиться с вами впечатлениями.
    Первая фраза Андрея и реплики других действующих лиц очень большие. Быть может, стоит их разбить на несколько фраз по меньше? Дело в том, что когда читаешь, и видишь, какой громадный кусок сейчас придётся читать, то это немного, прошу прощения, “дизморалит”. Во некоторых случаях делают так – четыре строчки реплики, затем строчка действия, после которой продолжается реплика. Простой приём, но помогает прочитать большой пласт текста без особого труда. Да и история в целом огромная. В этом, я уверен, её главная проблема.
    История не дотягивает до полнометражного фильма, но и коротким метром её назвать можно лишь с трудом. Её нужно либо развивать до первого, либо сокращать до размеров второго. Это самое главное, что нужно тут исправить.
    Ведь читать на самом деле было интересно! У меня в начале истории было напряжение, потом, в момент когда понимаешь, что тут замешана мистика, становится ещё и жутковато, становится любопытнее. Но когда происходит контакт героя с этим (я про разговоры с матерью, флешбеки), то всё это пропадает. Они слишком много говорят, а это ведь не интервью. Я слышу, что он корит себя за свои поступки перед матерью, но я не хочу этого слышать, я хочу это увидеть. Вспомните сцену с матерью или с отцом в “Солярисе”. Почти нет никаких слов. Только образы, из которых нам всё понятно. А в вашей истории вы хотите “языком” объяснить, что тут происходит. Вот убрать добрую половину фраз, заменить их, и было бы чудесно.
    Вообщем, история хорошая, но нужно что-то менять.
    Спасибо.

    5

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.